Древние общества в эпоху каменной технологии и начало человека

Тимур Курт-Доде

БИБЛИЯ КАФЫ, или Трезвый взгляд на развитие древнейших обществ и возникновение человека.

Эта книга для тех, кто хочет проникнуть в реальную начальную историю человечества и действительную жизнь древних обществ в эпоху каменной технологии.

Её страницы не будут обманывать растиражированными выдумками о «пещерных жилищах» и «пещерном человеке», «гипотетическими» и фантастическими «питекантропами» и «гоминидами» – «гомо хабилисами», «эргастерами», «эректусами», «неандертальцами», и другими антинаучными конструкциями, выдаваемыми за «истину» и рассчитанными на законченных простаков, не знакомых с правилами логики и с трюками, посредством которых противологичные понятия впихиваются в сознание многих людей. Все эти “категории” – фикции.

Нет здесь места и фантастическому «Великому оледенению», «жилищам из костей мамонта» и прочим продуктам галлюцинирующего сознания, воспроизводящего подобный вздор в так называемых «научных статьях». Всё это – фикции.

Не будет тут и «доказанных» фальшивых «датировок» в «сотни тысяч» или «миллионы лет», оглупляющих читателя, которые «дипломированные обманщики» приписывают находкам, относящимся к эпохе каменной технологии, или даже откровенно сфабрикованным ими «фантомам». Все эти “даты” – фикции.

Эта книга не имеет ничего общего с домыслами, с антинаучными построениями, но зато вводит в понимание действительного развития древнейшей эпохи.

Она хорошо прочищает головы тем, кого схоластическая литература уже ввела в мир галлюцинаций, абсурда и растиражированной глупости.

Купив эту книгу, вы получаете возможность освоить более высокое понимание начальной истории человечества, чем это можно получить из литературы сегодняшних схоластов, которая является лишь перепевом книг, писавшихся ещё в 19 веке и отвергнутых образованными умами ещё тогда.

Эта книга даст вам превосходство в понимании древней истории. Книга продаётся чередой соответствующих выпусков, в которых фиксируются следующие друг за другом разделы исследовательской работы.

Вот направления, по которым бьёт I том «Библии Кафы»:

• Нисхождение в изначальные времена и антинаучные представления о «пещерных жилищах», «неандертальцах», «эректусах», «хабилисах».

• Жульническая хронология и реальная древность обнаруживаемых памятников

• Африка не могла быть местом возникновения людей

• Крупная европейская степная охотничья обезьяна и появление человека. Европа – колыбель человечества

• Чёрное море и Крым на заре истории

• Пещерное святилище “неандертальцев” на Карадаге • Храмовые общества во времена воображаемых «неандертальцев» • Процивилизации каменного века на Русской равнине

• Бросок европейцев через Чёрное море и основание “царства Диониса” – цивилизации Чатал-Гююк в Малой Азии

Фотографический материал, сопровождающий текст оригинала работы, заметно облегчает усвоение текста, фотографии членят его на фрагменты и делают текст простым и легко доступным.

Иллюстрированные листы.JPG

Пример иллюстрированности листов книги

Книга была бы полезна не только отечественным читателям — тем, кто летом приезжает в Крым на отдых и хотел бы найти здесь настенные пещерные изображения, статуи времён каменного века или заняться подводным исследованием побережья, но и зарубежным читателям, поскольку и в их странах интересуются памятниками каменного века, общественными формами, существовавшими тогда, и вопросом происхождения человека.

К сожалению, в самом Крыму уже, похоже, не осталось энтузиастов, которые занялись бы разысканием подобных древностей и там не особенно интересуются осмыслением такого рода памятников.

Хотя в Крыму и имеется большое количество пещер, и в 1960-1980-х годах было немало фанатов спелеологии, однако, в силу засекреченности многих пещер и вытравления даже уже печатавшихся когда-то каких-либо сведений о них, а также в силу отсутствия знакомства с зарубежной информацией о находках пещерных рисунков, здесь так и не нашлось ни своего Норбера Кастере – спелеолога, способного обнаруживать на стенах пещер изображения или скульптуру ушедших эпох, ни своего Анри Коске – аквалангиста, нашедшего под водой вход в пещеру, названную его именем, в которой также уцелели древние изображения.

Французский исследователь пещер Н.Кастере (1897-1987)

Анри Коске и его пещера

Имеющийся в Крыму Симферопольский университет, который помимо других специальностей подготавливает также историков и археологов, оказался не в состоянии дать толчок исследованиям пещерных святилищ в Крыму, и не овладевал методикой поиска в пещерах древних изображений. А вздорная трактовка наидревнейшей и древнейшей истории, подававшая пещеры как «жилища питекантропов», которую на истфаке предлагают студентам, никакого отношения к науке не имеет и саму мысль о поиске изображений в пещерах рубила на корню: какие ещё «изображения» мог оставлять в своём «пещерном жилище» воображаемый питекантроп, способный только обивать камни, производя свои примитивные «орудия»???

Автор надеется, что его публикация, опрокидывающая схоластическую, фантастическую, искусственно сочинённую «первобытную историю», попадёт всё же в поле зрения свободных, сильных и предприимчивых умов, и оживит поиски расписанных священными изображениями пещерных храмов и святилищ, и тем самым посодействует осмыслению действительной древней истории. Ясно ведь: если пещеры не были «жилищем» никогда не существовавшего обезьяночеловека-неандертальца, а были культовыми местами – пещерными святилищами или даже пещерными храмами, то тут, если о пещере было известно жившим когда-то людям, в обязательном порядке должны были иметься магические изображения – басма, посредством которых жрецы рассчитывали оказать воздействие на божество, и эти рисунки могли сохраниться до сих пор, а значит, если постараться, их можно найти. Используя для этого также и чужой опыт, который представлен переведённой на русский язык соответствующей зарубежной литературой.

В этом смысле данная книга должна бы привлечь внимание свободных, незашоренных и предприимчивых умов, способных заняться поисками таких изображений и отыскать их.

Данная  книга выходит чередой выпусков.

В этом «Выпуске № 1» помещается «Предисловие» и 1-2 главы книги, при этом не совсем ясно отобразится ли здесь огромный фотографический материал (даже для этого маленького фрагмента из всей книги), как и текст, содержащийся в сносках.

Текст книги с полным набором фотографического материала можно получать лишь обратившись к автору.

Мои e-mail:  rogdana5@mail.ru    timurlank1904@aol.com

***

Translate this book into the language of your people!

ВЗГЛЯД В ДОПИСЬМЕННЫЕ ВРЕМЕНА:

КАФСКАЯ МЕСТНОСТЬ И ДРЕВНИЕ ОБЩЕСТВА В ЭПОХУ КАМЕННЫХ ОРУДИЙ

Северное Причерноморье. Крым. Кафская бухта и Мыс Св. Ильи… Эта местность оказалась в фокусе данной книги по ряду причин, и прежде всего потому, что её история не достаточно освещена в научных исследованиях, а целостная история, начиная с древнейших времён, связанная с историей всего региона, вообще не давалась. А поскольку интерпретация древней истории Северного Причерноморья в потоке издававшейся литературы за последние 50 лет имела явно беспомощный и примитивный характер, не столько ориентируя, сколько дезориентируя читателя, то можно считать, что «Библия Кафы» — это книга не о Кафской местности, а об истории древней цивилизации в Северном Причерноморье; история же Кафы – всего лишь повод, чтобы дать картину её развития. Автор одним выстрелом решил подстрелить двух зайцев.

Чёрное море и Крым

Когда говорят о Кафской местности, то, прежде всего, представляют обширный Феодосийский залив, золотые пески, раскинувшиеся широкой полосой и гористый мыс, обрывающийся в море, а также – расположенные почти по соседству Тихую бухту и Карадаг, чья живописность не нуждается в рекламе.

Мыс Св. Ильи

Также все вспоминают остатки средневековой Кафы и то, что когда-то здесь был древнегреческий город, от которого уже ничего не сохранилось. Кроме отдельных камней с античной рустовкой, добытых хозяевами частных домиков из неизвестных науке мест. Последнее намекает, что в каких-то местах ещё сохранились невыявленные следы тех времён. Но заметить такие остатки “эллинской жизни” может только цепкий глаз знатока, который знает, что такое “рустовка” и что для хозяйственных нужд в своих дворах местные жители могут вести неафишируемые “разработки” из присмотренной ими древней кладки.

Научный сотрудник, специалист по истории древнего Крыма, мог бы процитировать авторитетного и поныне немца Вильгельма Гейда (1823-1906) – автора добросовестных исследований 1854-1886 гг, посвящённых истории черноморской торговли и основанию здесь итальянских колоний – что “еще за несколько столетий до прихода генуэзских кораблей на Черное море в Крыму, по всей вероятности, в районе существовавшей прежде древнегреческой Феодосии, была известна местность под названием «Кафа»” и что “об этих местах упомянуто у византийского императора Константина Порфирородного”.

Кто-то также добавит, что в догреческие времена здесь жили киммерийцытавры и скифы.

Однако история этих мест уходит в гораздо более отдалённые времена.

И даже в «доисторические» – в «десятки» и «сотни тысяч лет» назад.

Причём, нельзя сказать, что эти, столь давние, времена так уж не доступны нашему восприятию. Тем более, если иметь в виду, период истории письменной.

Рассмотрение имеющегося материала обнаруживает, что  древняя история Кафской местности тесно связана с развитием первых цивилизаций и с целым рядом более поздних событий, именуемых обычно «легендарными», хронологию которых, однако, можно достаточно точно определить и соотнести с историей Северного Причерноморья и с соответствующими формами жизни в районе Кафской бухты.

В силу этого «Библия Кафы» необходимо освещает не только историю региона, но и сопряжённую с ней историю других народов и государств, оперировавших на Чёрном море и в Северном Причерноморье, — разумеется, в той мере, в какой это было необходимо для нашей цели, а также для того, чтобы дать представление читателю об этих цивилизациях, раз они имеют отношение к Северному Причерноморью и к истории Кафы.

Но этим самым проливается свет и на древнейшую историю Восточной Европы, связанную с формированием европейских народов и их менталитета, а также с формированием первых цивилизаций на Ближнем Востоке – с прямым участием европейцев в их основании.

Естественно, приходится рассмотреть и самые древние формы жизни, существовавшие в Восточной Европе и Северном Причерноморье, определившие в значительной мере всё последующее развитие.

Поскольку эта книга уходит в такое далёкое прошлое и непосредственно связана с Восточной Европой, то можно также сказать, что она для тех, кто стремится сорвать завесу времён и разобраться в истоках цивилизационного процесса в Восточной Европе, — во всяком случае, она, несомненно, поможет этому.

Фактический материал этой книги – неоспорим, и уже сам по себе отметает предвзятые и искусственные представления.

Эта книга для тех, кто хочет прорваться в эту отрасль знания, блокируемую предубеждениями, ретроградами и догматическими установками, взращёнными в годы “застоя” (на самом же деле – в годы упадка и попятного развития) и мешающими осмыслению новых фактов.

Многие исследователи, работающие с археологическими материалами, боясь столкнуться с «идеологическими неприятностями» или не чувствуя в себе необходимых для этого знаний, что говорит о слабостях в их подготовке, вообще уклоняются от воссоздания древней жизни и существовавших тогда общественных отношений.

В этом смысле она будет полезна специалистам по древнейшей крымской истории, которые не решаются перешагнуть через укоренившуюся догму или в силу занятости или иных причин не имеют досуга и не могут заняться назревшим тотальным анализом и рассмотрением источников и обобщением имеющегося материала.

Вот почему пара слов для тех, кого занимают эти важные, интересные и “глубинные” вопросы социального развития в супердалёкие времена.

А также – для тех, кого эти вопросы совершенно не интересуют.

Понятно, что миновать их нельзя. И, где было возможно, автор останавливался на них, стремясь к предельно сжатому и ясному их освещению.

Вероятно, и он, следуя инерции, остался бы в плену ретроградных и откровенно сфальсифицированных представлений, касающихся самых древних страниц человеческой истории, если бы известный ему материал из античных времён, вобравших в себя более древнюю историю, не побудил бросить взгляд и на более раннее время.

Раздел этой книги, посвящённый самым древним страницам истории, никогда бы не был написан, если б её автор, исследуя древнейшую историю вначале генуэзской Кафы,

 

Обмеры уцелевших сооружений для составления планов с графической реставрацией

 

 

 

 

 

а затем и древнегреческой Феодосии, не заинтересовался догреческим священным городком на Мысе св. Ильи и не написал «Главу № 3. О месторасположении древнего святилища и священного городка вблизи Кафской бухты. Как выглядели и функционировали священные городки», которая и позволила эту часть работы выделить в отдельную книгу и предопределила название всего сочинения – «Библия Кафы». Сама же «Глава № 3» будет помещена во 2-й книге этой работы.

Упомянутый догреческий монастырь на гористом Кафском мысу, господствуя над местностью, был политическим центром анклава в древнейшие времена.

Данное обстоятельство стало решающим, почему колония греков, основанная по соседству со священным городком получила имя Теудози (Феодосия) – «отданные», или«посвятившие, себя богу», как именовали храмовых служителейи храмовых рабов. Таков дословный перевод слова «Феодосия».

Так называемые “ священные городки” в более ранние времена составляли базис человеческой цивилизации, её первую форму и её первый, самый продолжительный этап – эпоху храмовой цивилизации.

Материал этой главы позволил понять ряд важных сторон архаической жизни и подтолкнул бросить взор в ещё более древние времена: за археологическими находками в пещерах увидеть не “жилища” пресловутых “пещерных жителей”, а древние святилища и даже храмы, и, как следствие, – действительные формы архаической общественной жизни.

Мнимые “пещерные жители” – по крайней мере, на территории Европы – не были теми “дикарями”, какими они представляются в писаниях многих современных авторов.

Пришлось бросить взгляд и на самую древнюю – начальную – страницу истории, артефакты которой ещё не научились находить.

Иначе говоря, установив необычайно важную, а на известной ступени даже определяющую роль храмов и святилищ в жизни древних обществ, предшествовавших античной и более ранним цивилизациям, автор шаг за шагом, вникая в археологические материалы, спускался всё ниже вглубь истории, обнаруживая эволюцию древних человеческих формаций и развитие культовых форм, возникновение которых уходило не только в донеандертальские, но и в намного более древние времена.

Обнаружение этих архаичных, но организующих форм древней жизни, в которых отразились высшие представления о мире тогдашних людей, как бы наивно-просты, грубы или ошибочны они ни были, уже само по себе делает нелепыми все схоластические утверждения о “полуживотной жизни” этих людей, которые будто бы “малыми группками” вели жизнь скитальцев – “бродячих охотников и собирателей”.

Возникновение святилищ в необыкновенно отдалённые – “донеандертальские” – времена, а затем и храмов (по крайней мере, во времена т.н. “неандертальцев”!), формирование устойчивых традиций при отправлении тогдашнего культа, содействовавшего интеграции общин в племена, сам факт существования общественного института святилищ и храмов в необычайно древние времена, сохраняющегося, между прочим, ещё и поныне, является не совместимым с теми гротескно-“первобытными”, никогда не существовавшими формами жизни, которые живописуются в т.н. “специальной” литературе.

Пришлось внимательно подойти и к датам, которые “гуляют” в этой литературе. Надёжных цифровых датировок древних эпох нет, и трудно сказать, какие из них носят приблизительный характер, а какие отстоят от действительной хронологии на пушечный выстрел.

Автор стремился к тому, чтобы в максимальной мере не пропускать надуманные или раздутые цифры датировок древних памятников, чем богата или больна почти вся “археологическая” литература, стремящаяся к необоснованному удревнению добываемого материала; и в этих целях приводит спектр дат по той или иной эпохе или конкретному материалу.

Иногда, впрочем, автор оставлял явно раздутые или разнящиеся датировки, полагая, что само содержание книги ничего от них не оставит и подвигнет читателя поразмышлять над ними, чтобы прикинуть их настоящую древность.

Поскольку в основе жизни древних обществ лежала промысловая деятельность, выступавшая в разных формах, виды которой в связи с изменением климатических условий время от времени последовательно сменялись, заставляя людей приспосабливаться к изменявшимся условиям, то менялась и использовавшаяся ими технология и форма общественной жизни. При этом фундаментальные достижения, которые ранее приобретались, не утрачивались и служили базой для дальнейшего развития. Так шло поступательное развитие.

Перемены в промысловой деятельности приводили к подвижкам и в идеологической области, а значит и к изменениям в культах.

Проще говоря, сменялась добываемая пища, или объекты охоты и растительных сборов, сменялись и виды наиболее уважаемых древними людьми животных, которых они связывали с теми или иными природными силами и останки которых они использовали в своих культах, дабы природа воспроизводила их в достатке, чтобы люди не голодали.

Так обнаруживается вполне соизмеримая друг с другом по продолжительности времени череда эпох, которая ведёт к сегодняшнему дню:

…добыча черепах, яиц и птицы в болотных и речных зарослях, как и мелких млекопитающих в степной местности, предварявшая появление человека

…добыча более крупных животных и мастодонтов, побудившая людей использовать орудия из камня для разделки их туш…

…добыча южных и древних слонов, этрусских носорогов, носорогов Мерка и гиппопотамов, представленных на святилищах открытого типа, свидетельствующих, что в это время людям периодически приходилось голодать и существовал уже достаточно развитый культ производительной силы природы, воспроизводившей для людей съестные ресурсы…

…добыча медведей, останки которых помещались в пещерных святилищах, что указывает на возрастание трудностей в обеспечении общин продовольственными средствами, необходимыми для их существования и в силу этого – на возрастание религиозности людей, на более глубокое осознание ими своей зависимости от действующей в природе силы плодородия, которая может произвести для них много добываемых ими животных и обеспечить их обильными растительными сборами, а может произвести всё это в значительно меньших и недостаточных для их выживания количествах…

… добыча мамонтов и носорогов, черепа, бивни и кости которых использовались в святилищах на поверхности, также указываемых на возрастание этой проблемы…

…добыча лошадей

…добыча северного оленя, который принял на себя эстафету культового животного…

…добыча зубров, бизонов, а также резкое возрастание роли рыболовства, которые привели к возникновению культа быка и рыбы

…господство животноводства и земледелия, основанного на применении мускульной силы животных (где культы предыдущего времени, модифицировавшись, продолжали существовать в соответствующих храмовых постройках)…

…появление металлопроизводства и металлических орудий и связанных с этими видами деятельности культами и т.д. (включая и поклонение золотому тельцу, которое сохраняет своё могущество и сейчас)  – вплоть до современных машин и компьютеров, которые также аккумулируют в себе определённую культовую тенденцию, но не способны ещё побудить людей создать особое божество и воздвигнуть ему храм.

Последовательность геологических отложений и связь с ними костей животных, на которых охотился человек в эпохи, следовавшие друг за другом, и орудий, которые он оставил при этом и которые были характерны для каждой из таких эпох, есть лучшая гарантия от ошибок при датировке.

Достаточно взглянуть на схему, показывающую череду промысловых животных, чтобы увидеть, что продолжительность эпох, следы которых сегодня фиксируются, наверняка короче, чем та, что предлагают авторы «чисто» «геологических» или ряда «радиоизотопных», «палеомагнитных» и иных датировок.

И датирование эпох по костям животных, которые тогда водились, последовательно сменяя друг друга в результате перемены климата – единственный способ проявить объективность и честность. Известно же, что кости животных или даже современного человека или предполагаемые “каменные орудия” древнейших людей оказываются в ряде случаев в слоях “намного более древних” – в миоцене (называют 23,7-6,5 млн лет назад) и эоцене (называют 57,8-33,7 млн лет назад), когда человека и его орудий заведомо быть не могло.

Причины, по которым такие находки действительно оказываются в столь древних слоях, не всегда устанавливают, но это не значит, что кости современного или древнего человека можно датировать столь древней породой.

Все сногсшибательные датировки, полученные, якобы, по «геологическим слоям» или исчисленные «самым последним» и «ультрасовременным» «радиоизотопным» или ещё более поразительным «генетическим» методом, все самые «сенсационные» заявления можно проверять костями животных, обнаруженными на месте того или иного памятника, – на которых в соответствующую эпоху охотился человек.

Если заявляют, что найдено «костище», древностью около 1 млн лет, а называют «мамонта» и «северного оленя», то дай бог, чтобы этому костищу от силы было хотя бы 20, а не 10 тыс. лет.

Поэтому когда хотят смошенничать, то намеренно не упоминают,кости каких животных были обнаружены на том или ином памятнике.

Естественно, эта книга – в стороне от фантастических писаний некоторых конъюнктурных авторов, повествующих о сногсшибательных “открытиях” на Украине или в Крыму.

Данная книга совершенно не посягает на те или иные утверждения, имеющиеся в специальной литературе, где они живут там как бы “своей жизнью”, и ни в коем случае не ставит задачу исправлять их, даже если эти положения являются явно ошибочными.

Последние даже необходимы, чтобы их несостоятельность и беспомощность контрастировала с действительно научным подходом и стимулировала выработку самостоятельного суждения.

Как не странно, эта книга, хотя автор совершенно не задавался такой целью, может оказаться полезной для чиновников из культурных ведомств, контролирующих или организующих финансирование для проведения археологических работ на местонахождениях т.н. «первобытного человека», т.к. позволяет достаточно компетентно оценить, что в таких местах может быть найдено и к какому времени действительно могут относиться соответствующие находки, а не идти на поводу “сенсационных” заявлений соответствующих лиц, производящих раскопки и заинтересованных в финансовых вливаниях и вознаграждениях, а потому склонных фальсифицировать информацию.

Что можно сказать на утверждение, что автор «Библии Кафы» “лелеет надежду”, что после ознакомления c содержанием этого исследования ”некоторые полуответственные работники в министерствах и ведомствах пересмотрят поток ассигнований, направляемых на археологию»?

Лучше, конечно, не производить раскопки и сохранить памятники, чем финансировать такие неквалифицированные раскопки мнимых «пещерных жилищ» и «жилищ из костей мамонта», которые уже загубили множество пещерных и наземных святилищ.

Раскопки должны производить люди, которые понимают, что они раскапывают.

Эта книга может оказаться полезной также и для тех, кто приезжает на берега Чёрного моря с аквалангом и обследует дно моря и имеющиеся на глубине пещеры. Во всяком случае, тех, кто прочтёт её, она подтолкнёт с большим знанием дела приступить к поискам самых древних следов жизни, которые могут находиться под водой.

Однако, прежде всего, эта книга для тех, кто просто любит историю Крыма и его живописные местности и из года в год приезжает сюда.

Можно множество раз подниматься на одни и те же холмы, приходить к одним и тем же развалинам, бродить по тропинкам среди красивейших скал и пробираться в самые далёкие роскошные бухты, забираться в самые укромные пещеры и гроты и почти ничего, а часто – совсем ничего, не знать об этих местах.

В лучшем случае будут звучать лишь сохранённые имена – “романтические” названия этих мест и народов. Порой, необычные, загадочные и странные.

Публикуемая книга – лишь фрагмент более обширного исследования, произведённого автором, — его первая часть, ушедшая в начальные времена; другие продолжения – шаг за шагом, последовательно освещают череду древних эпох, включая допотопную и послепотопную историю – поход Диониса в Северное Причерноморьеэкспедицию египтянколхидянгосподство ассирийцевпоход ЯсонаТроянскую войнуколонизацию этих мест клазоменцами, появление в районе Кафского мыса древнегреческой милетской колонии Феодосииримское владычествоначало Средневековья и, наконец, историю знаменитой средневековой Кафской крепости, возведённой генуэзцами и взятой доблестными турками в 1475 году.

Эта книга поможет иначе взглянуть на данную местность и увидеть иные времена. Иные, полные когда-то жизни и самобытной культуры эпохи, их взлёты, откаты и деградацию, проследить череду времён.

Увидеть не изолированную историю этих мест, а историю анклава, тесно связанного с развитием великих цивилизаций древности или даже – составлявшего их неотъемлемую часть.

Она поможет заглянуть в самые древние времена.

По этой причине данная книга будет интересна для жителей Крыма, а для жителей Кафской местности она будет настоящей “Библией”.

Кто сказал, что эти места `молчат`? Это молчание громче, чем все крики!

Но понять историю этих мест и даже открыть что-то новое можно только в контексте более обширной территории и даже в контексте всей Европы.

При подготовке именно этой книги к изданию автор некоторое время колебался, в какой редакции и композиции её подавать. Интересы обычного читателя требуют одной подачи материала, а интересы специалистов, у которых тут же могут возникать вопросы, – несколько отличной или даже совершенно иной.

Верх взяли интересы более широкой, но интеллектуальной и достаточно культурной группы читателей, которые не менее специалистов интересуются древнейшей историей и хотят повысить свою компетентность в этой области.

В то же время многие т.н. специалисты, отражающие нынешнее “кризисное” состояние общества, утеряв «критическое чутье» и «здравый скептицизм ученых» или «так и не приобретя» его, продолжают быть эпигонами самых нелепых, иногда откровенно шулерских, “гипотез”, роняя свой престиж. Не говоря уже о том, что ряд авторов в своих научных публикациях обнаруживают как бы полное незнакомство с логикой, что тоже говорит о понижении уровня работников этой «отрасли».

В конце концов, эта книга предназначена не для того, чтобы исправлять погрешности обветшавшего и полученного когда-то образования, но чтобы любой любознательный человек мог заглянуть в начало человеческой истории, а оказавшись в местах, богатых историческими памятниками, мог тут же представить древние формы жизни, существовавшие на этой местности.

И даже открыть нечто новое – что проглядели, как это часто бывает, специалисты.

Что же касается самих специалистов, то они найдут ответы на свои основные вопросы по ходу чтения этой книги, фиксируя на её полях свои вопросы. При этом они могут также обратиться к древнейшим источникам и самостоятельно начать изучать древние святилища и обряды, которые в них отправляли. А затем, обратившись к археологическим материалам, начать нисходить вглубь эпох, т.е. самостоятельно повторить ту мыслительную работу, которую совершил автор «Библии Кафы» и которую они должны были произвести гораздо раньше, раз занимаются своей специальностью.

Книга построена таким образом, что специалистам её, возможно, придётся читать дважды: материал в ней даётся не согласно последовательности возникающих у них вопросов, а согласно сути дела, и, достигнув ядра книги, большая часть их вопросов должна разрешаться уже под углом зрения имеющегося у них материала. Автор обращает внимание обычного читателя, незнакомого со специфическими сокращениями в археологической литературе на сокращение «л.н.» («… лет назад») при указании того или иного времени в цифрах, которое используется и в «Библии Кафы»: например, «125 тыс. л.н.» («125 тыс. лет назад»).

Итак, книга I –Крым и Трезвый взгляд на начальную и древнейшую историю человеческих обществ – историю людей, живших в эпоху каменной технологии.

БИБЛИЯ КАФЫ,

или

Трезвый взгляд на древнейшую историю человечества

……………………………………………………….…………………………

Раздел I. КРЫМ В ПОТОКЕ МАГИСТРАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ:

ОТ ДРЕВНЕЙШЕЙ И АРХАИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ К ВОЗНИКНОВЕНИЮ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА

(ОСТАТКИ ДРЕВНИХ СВЯТИЛИЩ И ИХ ВЫДАЮЩАЯСЯ РОЛЬ В ТРАНСФОРМАЦИИ ДРЕВНЕЙ ЖИЗНИ В ЦИВИЛИЗОВАННОЕ ОБЩЕСТВО)

§1. Древнейшие люди в Крыму и нисхождение вглубь времён. Отсутствие доказательной хронологии и фантастическое датирование древних памятников. Сфальсифицированное представление о неандертальской эпохе.

1. Эпоха каменной технологии и мистификации, распространяемые вокруг пещерных находок.

1-1. Пещерные святилища как памятники древней жизни

Скала Ак-Кая

Костные остатки древнейших людей, обнаруженные в разных местах Крыма в пещерах Киик-КобаСтаросельеАк-Кая, и др., а также находки одних каменных инструментов того же времени, как, например, в пещере на горе Агармыш у Старого Крыма, в Волчьем гроте близ с. Мазанка или на открытых местах, фиксируют, что в данных местностях обитали общины неандертальского человека. C десяток местонахождений обнаруживали в пределах Караби-Яйлы и ее склонов (наиболее известное – пещера Чагарак-Коба, или, как ещё фигурирует это название, Чагорык-Коба).

Пещера Чагарак

Известны находки изделий из камня, относимых к этому времени, и на равнинной части полуострова, а также вблизи моря.

По соответствующей технике обработки каменных орудий человека этого периода именуют ещё мустьерским человекомжившим, как часто пишут, примерно 125-35 тыс. лет назад, включая в это время эпоху нараставшего похолодания 125-70 тыс. л.н.

Цифры эти основаны не на объективных данных, которые можно проверить, а произведены из всякого рода “умственных конструкций”, т.е. заведомо предположительны.

По другим оценкам, наиболее холодное время было 110-55 тыс., апотепление – 50-23 тыс. л.н. С последней датировкой синхронизируют т.н. “каргинское потепление” в Сибири (50-25 тыс. л.н.), неразрывно связанное с установлением тёплого климата в Северном Причерноморье. Пишут также о двух потеплениях в Западной Европе, которые должны были проявиться и в Северном Причерноморье: амерсфорте (радиоуглеродная дата 63.500±900 л.н.) и брёрупе (59.100±700; 57.700±700 л.н.). В отечественной литературе с последней цифровой датой пытаются связывать отложения в Молого-Шекснинской низине (“55 тыс. л.н.”) [1].

Все цифры, которые тут приводятся, независимо от того, в какой стране их “исчислили”, также получены на основе схоластических рассуждений и предположений: они ни с какими действительными хронологическими фактами не сопрягаются, подтвердить, проверить и перепроверить их невозможно.

Об этих цифрах можно было бы и вовсе не упоминать, если бы ими не пестрела вся археологическая и историческая литература, порождающая иллюзию, будто в деле установления хронологии был достигнут подобный прогресс.

Крымская пещера `Волчий грот` (правильно: Барю-Тешик, или `Волчья нора`, `Волчья дыра`[2]) стала первым открытым в России мустьерским памятником (1880 г.). Знаменитые публикации о ней – “Отчёты” К.С.Мережковского об исследованиях каменного века в Крыму”[3].

«Волчий грот» (`Барю-Тешик`)

Автор находок и «отчётов» К.С.Мережковский (1855-1921) – известный в дальнейшем биолог и видная политическая фигура среди черносотенцев – профессионально занимался археологией в 1879-80 гг. Выявил себя как наиболее образованная и продуктивная личность в истории крымской археологии пещер. В одиночку обследовал 34 пещеры, обнаружив в из них следы палеолита. Великолепные находки – в пещере Кабази на р. Альме, также датируемые мустье, и в гротах Сюрень-I и Качинский навес, относимые к более позднему времени.Барю-Тешик и Константин Мережковский.JPG

Волчий грот и К. С. Мережковский

Грот Кабази

Грот находится у входа в ущелье, близ села, называвшегося до 1946 г. Ленька-Кабази, сейчас – с. Малиновка. По словам симферопольца географа И.Русанова, побывавшего в Кабази, «высота свода около 3-4 м, глубина навеса, то есть ширина площадки, на которую не может попадать влага — около 6 м»… из обрыва сами собой выпадают конкреции с соединениями железа, меди, серы и т.д.». Последнее наблюдение заставляет предполагать, что некоторые из этих материалов (например, сера) могли тут исследоваться и использоваться в ходе отправления магических обрядов. В 1945-1955 г.г. здесь были обнаружены следы 4-х очагов, каменные орудия, кости лошади, осла, дикобраза.

Сравнивая свои находки с материалами других стран, Мережковский обратил внимание на сходство их с находками в Египте, Палестине и Сирии, и сделал вывод, что «каменная культура Египта и Крыма была общею»[5].

«Громадное количество» собранного Мережковским материала «находится в Антропологическом Кабинете Санкт-Петербургского Университета» и «ждёт своего исследователя».

Раскопки этот человек производил настолько тщательно, что когда в 1939 г. в Волчьей норе решили провести повторные раскопки, то всё время убеждались, что «кто-то» настолько потрудился, что им ничего не оставил.

Командированный заграницу в 1881-82 гг Мережковский, стремясь осмыслить древнейшие страницы человеческой истории, помимо биологической тематики, основательно занимался в антропологической школе в Париже, но после возвращения из-за границы (1883), как прежде, интереса к пещерным памятникам больше уже не проявлял, полагая, вероятно, что исчерпал эту тему, прилагая в то же время усилия к созданию Антропологического общества при СПб-м университете, возникшего в 1888 г.

В 1886-98 гг этот исследователь работал только в качестве биолога в Крыму.

Поскольку об этом несомненно выдающемся исследователе написано много вздора, приходится продолжить.

С 1898 по 1902 гг К.С.Мережковский находился в США, работал в университете Беркли близ Сан-Франциско.

В 1902-14 гг он – сотрудник Казанского университета и его, с 1908 г., «экстраординарный профессор».

Утверждают, что в его работе «Теория двух плазм» (1909) сделано «эпохальное открытие» (речь идёт об органической плазме, способной существовать в бескислородной среде при температуре 50-100°С и выше, и плазме, которая не может обходиться без кислорода и может существовать уже при температуре ниже 50°С, что открывает нам возможность увидеть начало возникновения жизни на Земле и отражает две начальных ступени в развитии живых организмов).

К. Мережковский пользовался значительной известностью и признанием как учёный, и в этом качестве, будучи сторонником института царской власти, для всех противников монархии представлял собой опаснейшую фигуру на правом фланге политического спектра России. Успешно осуществлял большие сборы денег для нужд правого политического лагеря и, в частности, занимался «изысканием средств для вооружения своих черносотенных отрядов». Был «вхожим в самые высокие кабинеты администрации Казани, участвовавшей вместе с ним в заседаниях правых партий: Союза русского народаКазанского народного царского союза… Ему отдавали честь городовые….».

Всё это делало из него весьма «неудобного человека» для тех, кто стремился подвести к крушению самодержавия.

В обстановке необычайно острой политической борьбы, непримиримости и ненависти, не знающей каких-либо норм, в условиях поражения одной революции, мести и назревания другой, когда тогдашними `политическими технологами` в ход пускались любые средства, был принуждён противниками перед самой Мировой войной в 1914 г. покинуть Россию «на время судебного разбирательства» как «педофил» – в результате разыгранного и проплаченного “демократической оппозицией” мастерского «газетного скандала» в связи с «наличием» в его доме «сексуальной рабыни», «девочки Калерии Коршуновой».

«Бывшая экономка профессора Мария Грюнберг рассказала в деталях», как профессор «еще в 1906 г пытался растлить ее дочку – трехлетнюю малышку. И не ее одну. Что он вообще чудовище…». «Уже в 1907 горничные стали свидетельницами того, как профессор изготовлял в домашних условиях порнографические открытки с участием воспитанницы и самого себя… истязал ее собачьей плеткой, приводил с улиц других малолеток…».

Аналогично и смерть или ликвидацию этого человека в 1921 г. тоже обставили «нужным» образом.

Не приходится удивляться, что о заслугах этого человека в изучении крымских пещерных памятников и о его воззрениях на общества каменного века особенно не распространяются.

«Русским маркизом де Садом» провозгласила его «прогрессивная» пресса, стремившаяся свалить царский режим и устранить с политической арены этого учёного, прилагавшего усилия к созданию «вооружённых отрядов» для защиты института монархии.

Мустьерский возраст раскопанных им в Барю-Тешик артефактов признал по двум опубликованным рисункам и французский авторитет того времени Габриэль Мортилье (1821-1898), переиздавший в своей монографии одно из кремневых орудий.

Г.Мортилье, автор Le Préhistorique, antiquité de l’homme(1883) [6], основатель специального печатного органа «Материалы по естественной и первоначальной истории человека» (1864).

Благодаря этой книге знаменитого французского археолога крымская пещера Волчья нора – как первый мустьерский памятник на территории России – получила мировую известность.

Ещё один снимок Барю-Тешик

“Волчья нора”, «эффектная, относительно крупная пещера», находится в 12 км к востоку от Симферополя, близ села Мазанка, на высоте 18 м над р. Беш-Терек в оголенной скале известняка желтоватого нуммулитового известняка недалеко от шоссе Симферополь-Феодосия. Вход грота обращен на северо-запад, открыт северным ветрам. Пещера хорошо видна с шоссе и легко доступна для туристов. «Широко открытый вход главного грота ведет прямо с площадки во внутреннее помещение, расширяющееся в глубине до 11-12 м и длиной в среднем 15 м». В Гроте Барю-Тешик (`Волчья нора`), являвшемся древним святилищем, Мережковским были выкопаны кости дикого быка, благородного оленя, косули, сайги, лошади, мамонта и барсука. В 1939 г. «в самой глубине грота в глубокой трещине» «в неровном полу» были найдены также клык медведя и несколько костей – свидетельство приношения здесь даров божеству. Подобные обычаи существовали позже и в античные времена. Вблизи грота был «выявлен мощный каменный навал, вытянувшийся параллельно стенке скального амфитеатра. Культурный слой доходил только до навала, не распространяясь далее». Выяснилось, что т.н. «мустьерцы Волчьего грота использовали» это «естественное»[7] или отлаженное «нагромождение в качестве ограды» святилища или также для организации на этой «оградке» места, чтобы оставлять тут «дары» божествам. К сожалению, начальную высоту «навала» не попытались установить.

В1968 г. ещё одни раскопки здесь проводил Н.Бадер, выделивший в Волчьем гроте три культурных слоя: «два нижних — мустьерские, а верхний знаменует уже самое начало позднего палеолита». Перед входом в грот находилось нагромождение костей, которое было «ограждено крупными костями мамонта и древесными ветвями».

1-2. Мустьерская артефактная культура и датирование её в схоластической литературе

Название“мустьерской индустрии” впервые использовали англичанин Г.Кристи (1810-1865) и француз Э.Ларте (1801-1871), которые в 1860 г.[1] на правом берегу р. Везер во Франции в верхнем гроте ЛеМустье (прозванном по расположенной поблизости деревни Ле Мустье),  обнаружили кости «вымерших животных» и характерные «кремневые инструменты», а с  1869 г. с подачи Г. де Мортилье это название было распространено на обозначение целой «мустьерской культуры», когда подобную индустрию находили и в других местах. Описанные Мортилье артефакты относятся по теперешней терминологии к “мустье ашельской традиции”.


[1] По другой литературе, раскопки в верхней пещере совершались  «Э.Ларте — в 1863-1864 г.г.» и «Г.Кристи (1864, 1875)» и «дали каменные орудия, которые стали известны как мустьерский промышленный комплекс — набор инструментов связаный с неандертальцами в Европе».

Ещё вид на Ле Мустье:

Вид на грот Ле Мустье до строительных работ

В 1908 г. О. Хаузером в нижней части горы были сделаны новые «мустьерские» находки  “комплекс изделий из камня”, “сделанных на отщепах”, характерных для того времени, и человеческими останками – древностью «предположительно» в 32 тыс. лет.

Нижний навес Ле Мустье

Согласно материалам раскопок, мустьерский «неандертальский» юноша 16—20 лет был положен под скальным навесом в специально откопанную неглубокую могилу (35—40 см глубины). Его тело было уложено «на правый бок, голова покоилась на ладони, согнутой в локте правой руки, левая рука была вытянута вперед, ноги согнуты в коленях». У головы были положены кремневые камни, вокруг костяка и под рукой — несколько кремневых орудий» и обгоревшие кости. «Куски необработанного кремня», лежавшие у головы и под головой «мустьерского юноши», скорее всего, использовались для разведения костра и были оставлены, согласно правилу, незыблемо соблюдавшемуся в святилищах ещё в античное время– особенно по отношению к предметам, использовавшихся при отправлении церемониальных действий. Тонкий слой земли, покрывавший тело погребенного, не изолировал его от поверхности сколько-нибудь надежно, и запах тлена при такой глубине погребения вполне ощутим после этого захоронения, что несовместимо с домыслами, будто пещеры и гроты служили«жилищами» «пещерного человека». Люди никогда не живут там, где погребают своих мертвецов.

У нижнего  навеса Ле Мустье, где позже также были найдены подобные находки

Ле Мустье сейчас

Хотя выявленные в гроте Ле Мустье артефакты принадлежат к`мустье ашельской традиции` и более позднему `ориньяку` («менее 28 тыс. л.н.» — согласно, ненаучным “вычислениям” схоластов), в археологической литературе эти находки подаются обычно «в интервале 70-32 тыс. лет назад». По выдумке же тех, кто зарабатывает себе на хлеб дутыми сенсациями, эксплуатируя веру многих людей в новейшие научно-технические достижения,“радиометрические методы, датируют находки из Ле Мустье будто бы «возрастом от 56 до 40 тыс. л.н.».

Ещё одна культовая пещера из той же местности

В установлении продолжительности мустьерского временинаблюдаются сильнейшие расхождения. Согласно одним заключениям, оно датируется отрезком, примерно, в 90-35 тыс., в80-40 тыс. лет назад. Другие обрывают это время 27 или даже 24 тыс. лет назад. Иные начало мустье возводят к чрезмерно раннему[8] – т.н. “одинцовскому” времени (240-200 тыс. или, на взгляд других, 150 тыс. л.н., что тоже явно завышено), а иные – к первой половине постулируемого валдайского “оледенения” (70-35 тыс. л.н.), полагая, что «весь крымский палеолит» надо отсчитывать от холодной – 70-50 тыс. лет назад – т.н. “калининской” эпохи. Разнятся эти датировки более чем в 3 раза!  Все эти датировки произведены “старыми геологическим методами” – путём выявления соответствующих слоёв и гадательных предположений о продолжительности их формирования. Естественно, что у разных специалистов имеются на этот счёт различные точки зрения. Проверить цифры, которыми сейчас пользуются, – подтвердить их, уточнить или исправить – либо ещё нельзя, либо требуется достаточно высокая квалификация в таких вопросах, которая на сегодняшний день гарантированно не обнаруживается. По С14, или согласно “радиоуглеродному анализу”, основанному на отвлечённых (теоретических) построениях, холодная эпоха, известная как предполагаемое “вюрмское оледенение”, относится к гораздо более близкому к нам времени, чем это датировалось некоторыми геологами. Разрыв составляет, по крайней мере, 50 тыс. лет, и, по “радиокарбонным данным”, мустьерская культура датируется временем 55–32/27 тыс. лет назад.

Но это только “похоже на правду” (и может оказаться, что и такие – “заниженные” – цифры тоже значительно завышены, и наверняка окажутся много меньше).

По ходу книги читатель может возвращаться к этим датировкам и вывести своё заключение о продолжительности этой эпохи.

В «учёной», а правильнее сказать – схоластической, литературе творцы “мустьерской культуры” идентифицируются с т.н. «неандертальцами», и к этим “воззрениям” стоит внимательно присмотреться.

1-3. О находке останков человека у грота Фельдгофер в Неандертале

Само название “неандертальцы” – случайного происхождения и дано по находке останков человека, обнаруженных в Рейнская провинции в Германии в 1856 г. в долине Неандер около небольшого грота Фельдгофер в 10 км к востоку от г. Дюссельдорфа, где было весьма живописное ущелье с обрывающимися стенами 50-метровой высоты[9].

Подобная находка не была первой. В 1848 г. – за 8 лет до обнаружения останков в Неандертале – из трещины в Гибралтарской скале, в карьере Форбс, или, по другому описанию, из пещеры, обнаружившейся в ходе взрывных работ – извлекли человеческий череп, подобный тому, что нашли в Неандере. Но «научное сообщество» «тогда» «не опознало» его.

Гибралтарская скала с обозначением пещер, где были найдены останки
воображаемого неандертальского человека

Карьер `Форбс` в Гибралтарской скале, где в 1848 г. был найден череп

А потому кое-кто даже “оговаривается”, что «правильнее» было бы использовать название «гибралтарец», а не «неандерталец». Доктор Falconer (1808-1865) в 1864 г. интерпретировал «ископаемого» индивида «как другой тип человека». По его словам, «это очень древний и очень примитивный тип человечества — очень низший и дикий». В своём схоластическом восприятии, он предположил, что это был «новый человеческий вид, который можно назвать «Homo calpicus» – назвав его в честь Монс Кальпе (древнее название скалы Гибралтар).

Hugh Falconer

Однако всё это происходило уже после шумихи с черепом найденным в Неандертале, и “название” «Calpican» («кальпикан») немцами, с которых и начался весь этот сыр-бор с найденным в Германии «пещерным человеком», было, естественно, «проигнорировано».

Но и данная находка тоже не была первой.

В пещерах, да и в других местах, и в предыдущие годы достаточно часто обнаруживались находки человеческих костей или следы деятельности человека, относящиеся ко времени когда использовались каменные орудия.

В 1820-х г.г. были найдены, например, «человеческие кости и каменные орудия вместе с костями ископаемых животных в некоторых пещерах Южной Франции.

Позже голландский врач Филипп-Шарль Шмерлинг (1791-1836) в пещерах близ Льежа (Бельгия) обнаружил человеческие черепа и каменные орудия вместе с костями древнего носорога и мамонта» («в 1833 г. в гроте д’Анжис Шмерлинг открыл обломки детского неандертальского черепа»). По другой информации, Шмерлинг, начав заниматься раскопками с 1817 г., в 1830 г., т.е. ещё за 26 лет до находки в Неандертале, обнаружил «под сталагмитовой коркой»«непризнанные тогда останки `неандертальского` ребенка на месте Engis. Соответствующие публикации были сделаны в 1833—1834 гг. Чарлз Лайеля (1864 г.) пишет об этом энтузиасте, который в течение многих лет, день за днем, с помощью веревки, привязанной к дереву, спускался в пещеру под сталагмитовую гору и стоял целыми часами в грязи, под капающей со стен водою, “чтобы пометить положение и предупредить потерю малейшей отдельной косточки, под конец всего, употребив столько времени, усилия и энергии, увидеть впоследствии, как плод всех трудов, дурно принятое сочинение, противоречащее предрассудкам ученой и неученой публики», отрицавшей существование людей в так называемое «допотопное время». Ни Чарлз Лайель, ни сам Шмерлинг, ни другие специалисты, знакомившиеся с находкой, не обнаружили в черепе ребёнка чего-нибудь странного, т.е. восприняли его за обычный человеческий череп. Рисунок этого черепа был опубликован Лайелем в 1863 г. в его книге «Древность человека», доказывая существование человека ещё в те времена, когда в Европе водились носороги и мамонты.

Филипп-Шарль Шмерлинг  и череп из Анжис

Грот Ангис

Известны находки Дж.Мак-Энери (1797-1841), ведшего до 1841 г. раскопки Кентской пещеры в Англии. В 1846 г. в Англии под руководством В.Пенгелли (1812-1894) возобновились раскопки Кентской пещеры, подтвердившие правильность сообщений Мак-Энери.

Дж. Мак-Энери           В. Пенгелли

Ами Буэ (1794-1881), раскапывавший четвертичные отложения в Австрии, также писал о находке человеческих костей вместе с костями вымерших животных.

Буше де Перт (1788—1868) в 3-х-томном труде «О кельтических и допотопных древностях» (1847—1864 гг.), информировал, что найденные им каменные орудия в долине р. Соммы у г. Абвиля и в др. местах сделаны древнейшими обитателями Европы — современниками древнего слона и шерстистого носорога.

Были и другие известные находки, в том числе и в пещерах, человеческих костей и каменных орудий, о которых мы здесь не упоминаем.

              А. Буэ                            Буше де Перт

Особого внимания до находки в Неандертале на особенности костных человеческих останков тогда не обращали внимания — “люди бывают всякие”.

Не было того социально-психологического фона – идеологического и политического напряжения – какой подталкивал бы к другой “интерпретации” подобных находок, и не возникало ещё заинтересованных политизированных индивидов и групп, которые придавали бы им какое-нибудь значение для организации шумных кампаний.

Надо думать, и этой находке придали бы не большее значение.

Но в Германии к 1856 г. все эти моменты наличествовали и предрасполагали не только для более внимательного, чисто научного, изучения такой находки, чтобы проверить возникавшее у кого-то предположение о “пещерной стадии” в развитии человечества, но и для “прикладного применения” подобного “истолкования” в социальной, политической и идеологической, борьбе, которую вели буржуазные радикалы против государства помещиков и церковников – для “высвобождения невежественных народных масс” из-под их идеологического влияния и использования их в интересах рвущейся к власти буржуазии.

Один из гротов Неандерталя

Малый Фельдгоферский грот («Kleinen Feldhofer Grotte), как назвали эту пещеру, чтобы отличить от соседних полостей, в долине Неандера располагался «в девонских известняках»  на крутом откосе на высоте примерно 18 мнад речкой Дюссель (приток Рейна) и приблизительно на 30 мниже вершины – против более значительной Неандерской пещеры.  Вход в этот грот был скрыт выступом скалы и слоями глины «делювиального [плейстоцен] происхождения покрывающей здесь всюду известняки». Название своё грот получил от находившейся рядом большой фермы Фельдхоф (Feldhof).

Рабочие, добывая камень, взломали часть скалы и увидели вход в пещеру. После удаления наноса открылась полость в 5 м длиной, 3,3 м шириной и 2,6 м высотой. Глина поступала с потоками воды по 30-метровой трубе-щели сверху, с плато. По трубе оказалось возможным выползти на плато. Кости человека находились в слое глины перед входом в пещеру.Изображение“Геологический возраст” находки (читатель должен обратить на подобную терминологию) определяют в «50–40 тыс. лет», но на деле это означает, что этим находкам меньше 40 тыс. лет.

Сейчас уточняют, относя возраст к индустрии «поздней стадии мустье», что означает, что данному памятнику, скорее всего, нет даже 30 тыс. лет, а кто-то называет время всего лишь «около 28 тыс. лет».

Скелет, если судить по тем весьма немногим костям, что сохранились, «лежал в нижней части слоя» «твёрдой наносной глины», заполнявшей пещеру, недалеко от входа, параллельно продольной оси пещеры и был обращен головой ко входу.

В другой передаче, кости были найдены «на глубине всего 0,5 м, в то время как общая мощность глинистого заполнения не превышала 1,5 м».

Это обстоятельство также указывает на не слишком уж древнее время.

От скелета сохранились лишь черепная крышка, две кости голени, одна целая и одна поврежденная локтевые кости, правая лучевая кость, часть правой плечевой кости, правое предплечье, левая половина тазовой кости, поврежденная ключица, называют ещё правую лопатку и, наконец, пять небольших обломков ребер. Череп был представлен «только мозговой крышкой (лицевые кости не сохранились)», т.е. самого черепа не было.

Останки неандертальца.JPGВажно обратить внимание, что в соответствии с имевшимися представлениями умерщвлённого человека поместили »’не в самой пещере»’, а перед её входом!

На поверхности уцелевшего фрагмента черепа отчётливо просматривались вмятины — следы удара тупым предметом. Человек явно был принесён в жертву в ходе соответствующего ритуала и отправлен «послом» в подземный мир к божеству плодородия – Великой Матери.

По подсчетам, на момент смерти этому человеку было около 50 лет.

В декабре 1858 г. в таких же отложениях глины в складках известняков в полутора часах езды от Неандерталя в пещере нашли кости мамонта.

В 1864 г. вблизи грота Фельдгофер нашли кости пещерного медведя, пещерной гиены, лошади, мамонта, шерстистого носорога.

  

Местность вблизи Фельдгоферского грота в 1835-56 гг, внизу справа – одна из пещер в Неандертале  1864 г. 

Романтическое ущелье с 9-ю пещерами и 2-мя водопадами было известной достопримечательностью и использовалось в качестве места, где практиковались учащиеся Школы искусств Дюссельдорфа, благодаря чему сохранилось более 150 изображений данной местности. Все эти живописные достопримечательности  были полностью уничтожены известняковыми карьерами. Точно былую локализацию исчезнувшего Малого Фельдгоферского грота установить сейчас невозможно.

Ниже фотоснимки местности в настоящее время:

 Мемориальная доска в память о находке костяка доисторического человека  Проход на Фельдгоферскую поляну, где раньше был Малый Фельдгоферский грот, уничтоженный в ходе разработок известняка.

В 1898-1899 гг в пещере, расположенной напротив Фельдгоферского грота – на противоположном, правом, берегу р. Дюссель – были найдены зубы и кости пещерного льва и каменные орудия мустьерского типа. Останки льва, как показывает анализ последующих воззрений древнего человека, указуют на то, что его образ был связан с сезонным культом летнего солнца, играя весьма важную роль в тогдашней мифологии.

«Нахождение человеческих костей в древнем наносе, в котором в других пещерах той же долины (например, в отстоящей всего на 30 шагов т.н. Чертовой комнате), были найдены останки несомненно делювиальных животных, побудило и человеческие артефакты признать той же степени древности». Цвет и степень окаменелости найденных костей животных в данных местах и человеческого скелета из Фельдгоферского грота совпадают, и подтверждают этот вывод.

Исследование человеческих костей, покрытых толстым слоем известковых отложений, в том числе и «сильно выступающей области надбровных дуг» и некоторых других» особенностей», что также можно встретить и среди современных людей), дали основание знаменитому немецкому авторитету анатому Г.Шааффхаузену (1816-1893) сделать вывод, что «это был грубый и дикий народ», живший в дописьменные времена в этих местах.

Герман Шаафхаузен и найденный фрагмент черепа 

“Образованные” вульгаризаторы в Германии и других странах из числа “псевдодарвинистов”, от которых сам Ч.Дарвин (1809-1882) постарался отмежеваться, по принципу «громче всех крикунов», исходя из задачи нанести максимальный урон религиозным воззрениям и социальным позициям церковников, засилье которых действительно сковывало развитие общества, поспешили объявить останки из Неандерталя “переходным звеном” между человеком и обезьяной, хотя останки эти свидетельствовали о таком высоком развитии человека, не отличавшегося существенно от ныне живущих людей, именуемых Homo sapiens, что ни о каком “переходном звене” между обезьяной и человеком, ни о каком “антропогенезе” не могло быть и речи.

Уже тот факт, что останки человека поместили перед входом в грот указывал на то, что люди в этом гроте не могли обитать и он служил им для культовых целей. Найдено было не “жилище обезьяночеловека”, а “священная пещера” – пещерное святилище, красноречиво свидетельствовавшее о существовании развитых форм общественной жизни и идеологии, предшествовавших тому, что описывается письменными источниками античного и более раннего времени – в текстах ближневосточных цивилизаций.

1-4. Культура Пещерных святилищ и артефакты духовной жизни в древние времена Практика человеческих жертвоприношений и приписываемые схоластами датировки для археологических слоёв

Свидетельством того, что уже тогда была развитая мифология и такая же развитая форма религии, являются, в частности, находки 3-х фигурок длиной около 5 см в пещере Hohle Fels (“Полая Скала”) – в горах Юра горного массива Швабиа на берегу одного из притоков Дуная, к югу от Штутгарта возле Шельклингена (Schelklingen) на юго-западе Германии, вырезанных из «слоновой кости», датируемых «около 30 тыс. лет назад» (по другим утверждениям даже, будто бы, в районе «32-36 тыс. л.н.»), а именно изображения предполагаемого «человеко-льва» («29 тыс. лет назад»), «конской головы», «или другого животного, может быть даже медведя», и «цапли». Пещера Холе-Фельс близ г. Ульма, стала известна в 1830 г, когда местный гончар, заглянувший туда в поисках глины, обнаружил в ней кости пещерного медведя, что говорит об отправлении в этой пещере древнего культа.  Фигурки из раскопок у Холе Фэльс. Холе Фэльс на старинном рисунке 1900 г. Профиль Холе Фэльс Холе Фэльс.

Аналогичные культовые фигурки были найдены и при других пещерах. Фигурка «человекольва» из Холе Фэльс напоминает собой обнаруженную в 1939 г. в 40 км от неё в соседней долине Лонеталь в пещере Холенштайн-Штадель фигурку “человеко-львицы” «из слоновой кости», которая была отнесена примерно к тому же промежутку времени («26-30 тыс. л.н.») — к культуре нижнего ориньяка, сменяющего следующее за мустье время `шательперрон(«36-30 тыс. лет назад», как утверждают схоласты).

Всего в этом районе обнаружено 20 таких скульптурок.

Скульптура имеет высоту 29,6 см, ширину — 5,6 см и толщину 5,9 см. Она была высечена из кости мамонта с использованием кремневых ножей. Имеет 7 параллельных, поперечных, резных выбоин на левой руке. Соединение в одном представлении образов «человека» и «льва», а также 7 отметок недвусмысленно указывает на мифологическое мышление и существование религии в то время.

 “Человекольвица” из пещеры Холенштайн-Штадель

                 Пещера Холенштайн-Штадель                       1960 г. Подобные предназначавшиеся для культовых целей фигурки, может быть, даже более древние, были найдены и в другой немецкой пещере – Фогельгерд[10]:

                            Фогельхерд изнутри

 Пещера Фогельгерд

 Пещера Гайсэнклёстэрле в долине Лонеталь, где была найдена подобная же фигурка “львицы-женщины”

Четыре пещерных святилища в Швабских Альпах, близ русла Дуная: Холе Фэльс, Гайсэнклёстэрле, Холенштайн-Штадель, Фогельхэрд. Все они находятся неподалеку от Дуная и обнаруживают соответствующие политические формирования.

Кроме вышеперечисленных статуэток была найдена также и фигурка рыбы, выполненная из мамонтовой кости.

Всматриваясь в фигурки, можно придти к выводу, что религиозные праздники, справлявшиеся у пещер, имели прямое отношение к смене сезонов, а сама религия обусловливалась промысловым характером общества.

Обратим внимание, что не так давно эту пластику, находимую в пещерах, датировали гораздо скромнее – в пределах 25-18 тыс. или 25-20 тыс. лет назад, согласно чьим-то предположениям, относя к граветту.

Несколько позже нижнюю границу граветта «стали датировать» и в «27 тыс. лет», и помещать «около 30 тыс. лет назад».

В археологических статьях для “нижнего граветта” Виллендорфа II фигурирует фантастическая “дата” 32.000±3000.

Сейчас же этим фигуркам на основе т.н. “углеродного анализа”, который тоже никак не соотнесён с действительной хронологией и является продуктом схоластической работы мысли, позволяющим присваивать известные денежные суммы за его проведение, приписывается возраст не то что около 30 тыс. лет, а “30-35 тыс.”, а то и “44 тыс. лет”[11], что говорит о явных бесчестных манипуляциях! Фигурки эти относятся к дограветтскому времени, уходя в ориньяк, а возможно — в шательперрон, т.е. принадлежат послемустьерскому времени, на котором схоласты от истории обычно склонны обрывать существование своего химерического “обезьяночеловека”.

Вникание в таблицу результатов радиоуглеродного анализа заставляет придти к выводу, что при всех натяжках – даже схоластического толка и при недоказанной, схоластической, “гипотетической” “шкале времени” – фигуркам этим не то что не больше 27 тыс. лет, а они должны быть значительно моложе. Непосредственно выше мустьерского слоя в пещерах находится слой шательперрон (в предположении одних любителей схоластики – около 30 тыс. л.н., по другим “оценкам” – 33-27 тыс. л.н., «36-30 тыс. лет назад», «ранее 40 тыс. л.н.», «или, во всяком случае, не позднее 38 тыс. л.н.», но есть и такие, кто датирует и в 45-40 тыс. лет назад)[12], который, как видно из каменной продукции, во многом продолжает традиции мустьерского времени, и потому схоласты-фантасты вынуждены распространять своего сфабрикованного “питекантропа”, “идея” которого как бы “посрамляет” все каноны логики, также и на этот отрезок времени.

В слоях этого времени (в Гроте Ренне во Франции после слоя мустье следуют сразу три шательперронских слоя) схоласты обнаруживают «останки позднего неандертальца» («около 30 неандертальских зубов»), а следом также “артефакты” появившегося вдруг и вытеснявшего его «человека разумного».

Грот Оленя (La grotte du Renne à Arcy-sur-Cure)

Шательперронские артефакты «близко напоминают» подобные артефакты из следующих за ними более поздних слоёв, где «неандертальцы» уже не присутствуют.

В Крыму к этому времени «последних неандертальцев» относят материалы «навеса» Шайтан-Коба[13].

Грот Шайтан-Коба

Занимательно, что последний схоластический «радиокарбонный анализ» шательперронских артефактов из Грота Рене (“Олений грот”) в Арси-сюр-Кур во Франции дал для них возраст в «21 тыс. лет назад».

Шательперрон «почти наверняка представляет собой дальнейшее развитие мустье с ашельской традицией, с которым имеет не только схожую типологию», «но и в значительной степени совпадающий ареал распространения».

Из того, что в Западной Европе шательперрон зафиксирован на северо-востоке Испании и юго-западе Франции, следует, что в Северное Причерноморье и в Крым миграция населения, выдавливаемого в это время из Европы, шла, прежде всего, по руслу Дуная. 

Согласно сумасшедшим воззрениям “творцов” “африканской теории” происхождения человека, «в это время» – «между 45 и 40 тыс. лет назад» – в Европу из Африки (или по другим любителям сочинять розыгрыши – “с территории Ближнего Востока”) из комфортных условий – как раз к начавшейся длительной полосе усиливавшихся холодов! – по противологичным причинам пришли “люди современного вида”, «эволюционные двоюродные братья неандертальцев» («130-30 тыс. лет назад»), неизвестно по какой причине там появившиеся, которые положили конец существованию «обезьяночеловека».

Откуда там, в Африке, где не было никаких стимулов для развития, вдруг взялись эти высокоразвитые “люди, заселившие Европу” и покончившие с вымышленными ими же “питекантропами”, тоже “пришедшими из Африки”, сочинители басни о “африканской прародине человечества” предпочитают помалкивать: они там “просто взялись” – чудесным образом! Как вот эта схема!

 Фантастическая схема прихода Homo sapiens в Европу из Палестины, под которую подгоняются датировки палеолитических памятников.  “Иллюстрации”, живописующие фантастический выход человека из Африки: “Гомо сапиенс завоёвывают Землю”. “Пионеры палеолита” – “бродячие охотники и собиратели” – “малыми группами” бросают вызов судьбе, чтобы вступить в схватку с европейскими ледниками и мамонтами.

В руках авторов данной белиберды «История — это жанр литературы, не хуже, но и не лучше, чем сонет, пасквиль, басня, притча, миф, сказка, анекдот». Однако история – это наука, и «Библия Кафы» отбрасывает этот “анекдот”.

Не спасает эту «теорию» и домысел, пущенный схоластами в 2010 г., что «гоминидов» из Африки в Европу и Азию погнала, якобы, необычайная жара, обрушившаяся на Африку, отчего они и стали перемещаться и расселяться в более холодных областях На самом деле наступившие холода, значительно уменьшившие съестные ресурсы, затруднили жизнь людей – прежде всего добычу животных, которыми они питались, и внесли изменения в их повседневное бытие, в их технологию, в форму организации их общественной жизни, а также – в их идеологические представления. Люди перед лицом подавляющей их Природы, которая была им Великой Матерью, кормила их, ощутили себя беспомощными как никогда и с ещё большими упованиями должны были обращаться к ней. Это означает, что действовавший фактор Природы усиливал религиозность в человеке, и усиление религиозности для данного периода должно было проявиться в появлении подобных культовых фигурок, которые они вынуждены были возлагать в своих святилищах, символизируя этими изображениями свою просьбу к соответствующим силам природы. Возможно, это также отчасти было показателем того, что добываемых животных, чтобы именно из их частей принести в святилище жертву, не хватало и такие изображения одновременно как бы заменяли их присутствие. Мы ещё вернёмся к тому смыслу, который заключали в себе эти изображения. Образцы сменившей мустье “шательперронской культуры” обнаружены и в Южной Франции, и в Испании, что явно указывает на развивавшееся в Европе похолодание и перемещение части населения к югу. Наступившая эпоха всё возраставших холодов побудила часть европейского населения переместиться, в частности, на африканскую территорию. Так, в Тунисе (Северная Африка – против Сицилии и Сардинии) «близ местечка Эль-Геттар под кучей камней, имевших шаровидную форму, погребено множество костей и зубов животных и около 2000 мустьерских орудий». Не из Африки в Европу, а из Европы в Африку и в Азию распространялись древние человеческие культуры, подстёгиваемые наступившими там холодами!

Грот Фей в Шательперроне (Франция)

Название для этого времени было дано по местности Шательперрон во Франции, где в одной из пещер – Гроте Фей – в 1840 г были найдены первые экземпляры творчества – “в основном декорированным особым орнаментом кости крупных животных”. Датировки Шательперрона носят явно ненаучный характер, а потому демонстрируют и полнейшую разноголосицу. «Сырые даты», как пишут, «помещают старшие уровни Шательперрон во время около 41-39 тыс. л.н. и более поздний Chatelperronian — в 36-34 тыс. л.н.», при этом – на основе изучения не самого Шательперрона, а льдов… в Гренландии (!) — делается вывод, что это время продолжалось «не более 3 тыс. лет». Во французской схоластической литературе шательперрондатировали в рамках 33-27 тыс. лет. Однако погоня за сенсациями удревнило и эти сочинённые даты. На юго-западе Франции у пещеры Сен Сезер (abri Saint-Césaire) (вблизи французской деревни Сен Сезар) орудия “шательперронского образца”, лежавшие выше слоя “зубчатого мустье”, были найдены со скелетными остатками“неандертальца”, причём находке пытаются приписывать возраст в 35 тыс. лет. Согласно другим публикациям, «термолюминисцентным методом» было «получено 6 дат, средняя из которых — 36 тыс. лет назад». 

«Скелет был найден плотно уложенным в маленькой ямке». «Сохранность костей плохая. От черепа сохранились только правая сторона передней части, от посткраниального скелета — фрагменты рёбер, ключицы, лопатки, плечевой, локтевой, лучевой, бедренной и больших берцовых костей. Останки принадлежал молодому взрослому человеку». «Первоначально он был определён» схоластами «как представитель классической группы `неандертальцев`, а позже — как пережиточный неандерталец с прогрессивными признаками». Этот «неандерталец» (на самом деле, конечно же, обычный человек, живший в то время) – и явно девушка, в возрасте около 20 лет, которая была принесена в жертву ударом по черепу, о чём свидетельствует пролом на макушке длиной 3 дюйма» («крупная травма. Она представляет собой проникающий разруб около 7 см длиной на правой стороне черепа, почти по средней линии. Удар, — как полагают, —  был нанесён чем-то вроде мачете или меча, вероятно, кремневым орудием на деревянной рукояти». «Судя по направлению раны, ударявший держал орудие в правой руке». Рядом с жертвой, согласно ритуала, были оставлены «рассыпанные ракушки (Сен-Сезар находится в однодневном переходе от Атлантического океана)», ну и, конечно – уже упомянутые выше «продырявленные зубы». Ясно, что здесь, как и в других подобных местах, располагалось святилище.

 Вид на расположенную вблизи пещеру

Подмечают, что «орудия шательперрона — индустрия, обладающая переходными чертами между мустье и ориньяком. В числе прочих орудий найдены пластины, костяные орудия», а также – «просверленные зубы». «Находка костей человека в  Сен-Сезер явилась первой, связываемой с этой индустрией». В костных остатках шательперрона  на этом святилище представлены мамонты, шерстистые носороги, северные олени, благородный олень и большерогий олень степной бизон, лошадь, осёл, косули, кабан, пятнистая гиена, пещерный лев, песец, хорёк, водяная крыса, полёвки.. В двух слоях шательперрона, имеющегося здесь, по костям представленных животных в целом просматривается заметное похолодание и явное изменение климата в пределах всего шательперрона, на чём мы здесь останавливаться не будем. Выше уже упоминался последний «возраст» шательперронских артефактов из французского Грота Рене (“Олений грот”) в Арси-сюр-Кур – «21 тыс. лет назад» по схоластической «нижней границе» или получившийся у них вопреки их же “установкам”. Напомним, что при всех схоластических натяжках шательперрон, еcли отвлечься от антинаучной «методологии» этой «школы»,  не может превосходить возраст около 30 или 28 тыс. лет, который был постулируем до этого другими схоластами, ещё не вошедшими во вкус, посредством “всё более древних дат” и новых “сенсаций”, вымогать очередные деньги у спонсоров, но может быть моложе или даже значительно моложе, потому что эта “шкала времени” не доказана и опровергается, как мы увидим чуть ниже, возрастом более ранних мустьерских артефактов. Во французских пещерах ориньякские слои лежат «между слоями шательперрона и ла-граветта», что точно указывает на последовательность в смене исторических вех. Занимательно, что всё больше специалистов «говорят, что шательперронские изделия ничем принципиально не отличаются от предметов знаменитого кроманьонского ориньяка». Ориньякское время, сменившее шательперрон, фальсификаторы датируют в «40-29 тыс. лет», «от 30 до 19 тыс. л.н.», «34-22 тыс. л.н.», «32-22 тыс. л.н.», «35-15 тыс. л.н.», начиная его несколько раньше, чем предшествующий ему нижележащий слой шательперрон (ок. 30 тыс. л.н.), чтобы состряпать свою химерическую “конструкцию”, по которой “человек современного типа”, “пришедший из Африки”, некоторое время “сосуществовал” с “обезьяночеловеком”.

Стоит обратить внимание на то, что самая близкая к нам цифра в этом ряду дат, соотносимая с ориньяком, — «15 тыс. лет назад»!!!

На самом деле, конечно, ориньяк едва ли начался, например, 28 тыс. л.н. (у французов фигурирует цифра и в 27 тыс. лет), но – и это самое важное – в какой-то из этапов наступившей исторической полосы под влиянием холодов, изменивших жизнь людей, происходят существенные сдвиги в идеологии, и наряду со статуэтками, изображавшими “животных” – силу плодородия, персонифицированную в облике животных, начинают – знаменуя уже эпоху граветта (цифра тоже совершенно предположительная: «25-19 тыс. л.н.») – распространяться “женские статуэтки”, изображавшие Великую Мать уже в человеческом облике – природную персонификацию, порождающую всё сущее: животных, которые служили пищей человеку, и самого человека.

Обратим внимание, что временем в «28 тыс. лет» в других местах датируют и мустьерские (называют даже «20 тыс. лет»!!!) артефакты, и сменившие их более молодые шательперронские находки, а ориньяк уже следует после шательперрона.

Даже по составленной схоластами “шкале времени”, если отталкиваться от неё, ориньяк не мог начаться ранее 26 тыс. л.н.

Наиболее сдержанные авторы датируют ориньяк 28-22 или 28-15 тыс. л.н., соответственно “верхним” и “нижним” “показаниям” “радиоуглеродного метода”. “Показания” этого “метода” могут меняться от “исследователя” к “исследователю” или от “лаборатории” к “лаборатории”, давая самые разные цифры, а не только те, что тут приводятся. К науке такой “способ” установления дат, конечно, никакого отношения не имеет, но является отличным средством пылепускания, позволяющим имитировать “научную деятельность” и запускать «сенсационную кампанию».

Название “ориньякской культуры”взято от «знаменитой выемки в скале» — «просто грота под навесом скалы», если воспользоваться словечками легендарного спелеолога Норберта Кастере (1897-1987), когда-то разочарованно смотревшего на это место, куда он прибыл, чтобы увидеть знаменитую “пещеру”.

Грот Ориньяк

Наиболее характерными формами ориньякской культуры были наконечники плоской или веретенообразной формы из рога или кости, с распиленным основанием.

В граветтское время (25-20-18 тыс. л.н., более завышенные датировки: 28-26-22 тыс. л.н., 30-23 тыс. л.н.), сменившее ориньяк, также изготавливались фигурки животных, воплощавшие идею божества плодородия – Великой Матери, но среди фигурок наличествуют изображения божества уже в человекоподобном облике. Как, например, в случае с «Леспюгской мадонной» – со статуэткой из бивня мамонта, извлеченной во Французских Пиренеях из пещеры Les Rideaux вблизи городка Леспюга в 1922 г. знаменитым археологом графом Р. де Сен-Перье (1877-1950) «из ориньякского очага», – возраст которой по радиоуглеродному анализу взятых углей «определялся в 20 тыс. лет»[14].

Граф Рене де Сен-Перье

В те годы ориньяк понимался в более широких временных рамках и включал в себя граветт. Название для этого времени дано по находкам в пещере Ла Граветт во Франции. Кое-кто из французов называет более поздний возраст для этой статуэтки — «15-10 тыс. лет назад». Обратим внимание на этот разброс цифр!!!

 Однако для исторического интервала находок из пещер Холе Фэльс, Фогельгерд и т.п. пещер характерны лишь фигурки животных (лошадь, мамонт, носорог) либо животных в человекоподобном виде, что заставляет отправлять эту “животную” пластику всё же в более раннее время – в ориньяк (c возрастом не ранее 27 тыс. лет), а её эволюцию напрямую связывать с усилением холодов, вносивших подвижки в психологию человека и его идеологические воззрения. Все эти фигурки использовались при отправлении тогдашнего культа в этой и других пещерах. В сентябре 2008 г. вблизи упоминавшейся пещеры Холе Фэльс около немецкого города Шельклинген группой Н.Конарда[15], «одновременно с флейтой» из кости грифа в тех же слоях, были обнаружены 6 фрагментов изделия из кости мамонта, которые после кропотливого изучения и при соединении будто бы дали 6-сантиметровую статуэтку божества плодородия – Великой Матери, выточенной из бивня. Все фрагменты были обнаружены на площади 1 кв. м. Фигурка лежала на глубине около 3 м в 20 м от входа в пещеру.

«У фигурки нет головы — на ее месте находится искусно вырезанное кольцо. Внутренняя часть этого кольца гладкая», что дало основание обнаружившим это изделие археологам предполагать, что «фигурку носили на веревке как подвеску». На руке фигурки «можно увидеть тщательно вырезанные пальцы: на левой кисти отчетливо видно 5 пальцев, на правой – четыре». «Живот, а также задняя часть фигурки имеют горизонтальные надрезы, сделанные острым каменным инструментом». Резко выделенные половые губы подчёркивают, что фигурка изображает божество плодородия. “Всё еще не найдены левая рука и плечо скульптуры», отсутствуют ступни, «но исследователи надеются обнаружить недостающие фрагменты в ходе дальнейших раскопок в осадочных отложениях пещеры”. «Нет никаких признаков того, что поверхность костяной фигурки была покрыта каким-либо красителем, однако на фигурке сделано несколько насечек острым предметом».

«Огромные груди, ягодицы и половые органы роднят это изображение» с аналогичными более поздними «Венерами каменного века». По утверждению авторов находки, «возраст фигурки из Холе Фельстаков, что датировка при помощи радиоуглеродного метода не может дать точного результата», тем не менее любителями фабриковать сенсации утверждается, что возраст этой находки «как минимум 35 тыс. лет» (если не все «40 тыс. лет»), хотя схоластами «обычно возраст подобных женских изображений определяется в диапазоне от 22 до 27 тыс. лет», принадлежа к послеориньякскому времени – граветту. «Из сообщения Конарда следует, что фигурка обнаружена в отложениях ориньякской эпохи» («на 5000 лет древнее самых ранних примеров палеолитических Венер граветтской культуры [в его “датах” 25.000-29.000 лет назад], наследовавшей ориньякской»), однако если фигурка составлена точно, а не сфальсифицирована, она, судя по другим европейским статуэткам, должна датироваться более поздним временем. Утверждается, что «до настоящего времени самой древней была «Венера из Виллендорфа», найденная в 1908 году» (по датировке 1990 г. – «22-24 тыс. лет»), однако указанную “Венеру из Виллендорфа, подкрашенную красной охрой, когда-то “датировали” и «5 тыс. до н.э.» – неолитом.

Занимательно, что в Крыму к «граветтской археологической культуре», «которая была распространена по всей Европе», относят артефакты из 4-х пещер (в Бахчисарайском районе), фигурируемых под общим названием «Буран-Кая», – «человеческие кости и зубы, орудия труда, украшения из слоновой кости («резьба») и останки животных» («антилопы, лисы, зайца»), и им, якобы, «32 тысячи лет», при этом обращается внимание на «надрезы на окаменелостях», указывающие на то, что «тех людей готовили к ритуальному захоронению». «Найденные в Крыму остатки» — это, по интерпретации авторов находок, «самые ранние примеры Граветтской культурной традиции», датировавшейся до этого «от 28 до 21 тысяч лет до н.э.». Единственно правильным здесь надо признать лишь то, что пещеры были святилищами, в которых часто приносились человеческие жертвы.

Автор “Библии Кафы” обращает внимание на совершенно безответственные “рекордные” “датировки”, в основе которых лежат “радиоуглеродный” и другие надувательские “методы”, призванные обеспечить “сенсационность” материала[16], а с другой стороны возникает вопрос, насколько такой способ привлечения спонсорских денег на раскопки может совместиться с честностью самого добываемого материала, а не организовываться с помощью фальсификации… Непонимание того, что пещеры были святилищами и храмами в древнейшие времена, привело археологов к утверждению, что «большая часть известных пещер служила домами для европейцев 20–40 тыс. лет назад», а других — что «пещерные комплексы вроде Холе Фельс использовались древними художниками как мастерские» или что “«немалое мастерство художников, проявленное в этом и других артефактах, наводят … на мысль, что у Холе Фельс был своего рода «художественный рынок»”. В числе фигурок, найденных в пещереHohle Fels (Холе Фэльс) немецкими учёными во главе с Конардом из 13 или 14 частей, собранных на участке 1 кв. м., была составлена «в ходе 8 лет» «напряжённой» «работы» скульптурка мужского члена («фаллоса») длиной в 19,2 см и шириной около 4 см. «Фрагменты найдены в слое, в котором сохранилось большое количество каменных инструментов и остатков от костра». На составленном предмете – «глубокие борозды от ударов по нему». Изготовлен этот предмет, по мнению «германских учёных», «неандертальцами» около 28 тыс. л.н. (“датировка” “исчислена” на основе схоластического «радиоуглеродного анализа останков костей, найденных непосредственно с фаллосом»), и если этот предмет не был ими сфальсифицирован, то использовался людьми этого времени во время отправления в пещере культа плодородия, дабы божества произвели для людей в надлежащем количестве животных, на которых они охотились, добывая себе пропитание[17]. «Группа Конарда» «обнаружила на фаллосе линии, которые идут по краям и вокруг. Они тщательно нарезаны при помощи каменных инструментов». Однако более близкое знакомство с изображениями этого «фаллоса», “составленного” в результате «итога 8-летней работы» приводит к выводу, что эта интерпретация воспроизведённого из «14 фрагментов» предмета сделана, к сожалению, в интересах рекламной подачи «работы археологов» – «чтобы о них говорили», а сам стержень, если он всё-таки действительно был, а не собран шутниками, являл собой нечто другое, что уже много раз находилось археологами. «Характерные следы, обнаруженные на предмете, позволили Николасу Конарду высказать несколько позже уже иное «мнение», что «фаллос» использовали, возможно, «в качестве кремня для высечения огня».

Как бы там ни было, для нас важно, что изготовление этого предмета приписывается “неандертальцам”, т.е. как бы человеку ещё “мустьерского” времени.

1-5. Флейты, использовавшиеся в культовых церемониях, найденные в пещерных святилищах и приписываемые схоластами фантастическому «неандертальцу».

Стоит сказать и о находках флейт, часть из которых тоже относят к временам сочинённого “неандертальца”. Они тоже указывают на существование развитых форм общественной жизни в те далёкие времена и опровергают представления о несуразных «обитателях» «пещерных жилищ» и вымышленной древности этих предметов.

Эту флейту из Divje Babe, медвежьей пещеры в Словении (близ города Нова Горица, в 65 км к западу от Любляны), сделанную из бедренной кости 2-х-годовалого медвежонка, обнаруженную глубоко в пещере, датируют возрастом реже в 40 тыс. лет, чаще – в 43 тыс. лет, «около 45 тыс. лет назад», 43-67 тыс. лет (что, будто бы, “установлено” «с помощью радиоуглеродного тестирования»), в 50-53 тыс., 55 тыс. лет или «между 43 и 82 тыс. лет».

Divje Babe 1

Пещера Divje Babe 1 Divje Babe II – ещё одно культовое место, выдаваемое за “жилище” Пещера Divje Babe, где была найдена флейта, достигает 45 м в длину и 15 в ширину на высоте в 230м над протекающей поблизости рекой Idrijca. Находка была сделана в 15 м от входа в пещеру и 2,5 м от ближайшей стены пещеры. Кость с отверстиями лежала на глубине от 2,73 до 2,85 м. В непосредственной близости от небольшого очага, находившегося на глубине 2,61 до 2,73 м (сохранились древесный уголь, charred, обожженные фрагменты костей животных и пепел). Кость была найдена «в сводной верхней части фосфатного слоя 8 толщиной более 1 метра. Датирование слоёв и названной флейты осуществлено явно неквалифицированно[18]. Пытаясь защитить и удревнить фантастическую датировку, авторы, зарабатывающие на сенсациях, привлекают, что занимательно, и крымский материал, обработанный в таком же фантастическом духе. Датировки не доказываются, но одни фантасты просто ссылаются на других фантастов, чтобы придать вес своим басням. Возможно, кому-то время в «70-80 тыс. лет» «покажется» чересчур «древним», пишет один зарубежный автор, принявший за чистую монету игру с датировками, но «неандертальцы делали музыку 10-20-ю тысячами лет раньше, чем это. Prolom II — неандертальский памятник из Крыма», — был, «вероятно, столицей свистовых инструментов древнего мира: 41 фаланг-свистков, сделанных из Saiga tatarica, были найдены там (это – `ранний вюрм`, который означает, что находкам 90-100 тыс. лет)».

Между тем, антилопа Saiga tatarica, или знакомый всем сайгак, есть животное, отлично приспособленное к современному климату, и до сих пор свободно обитает на просторах Средней Азии, где на него ведётся такая разнузданная браконьерская охота по ночам с использованием авто-мото-средств и летательных аппаратов, что это животное вполне может исчезнуть уже лишь в наши дни, и эпоха, когда из костей сайгака могли делать свистовые инструменты, никак не может отстоять от нашего времени на 90 тыс. лет, но в лучшем случае восходит к т.н. верхнему палеолиту. Находки подобных музыкальных инструментов в пещерах, где жрецы совершали жертвоприношения богам и где могут обнаруживаться человеческие останки, конечно же, не являются случайностью. Из античного времени мы знаем, что проводы и убиение жертвы совершались под музыку флейты. На «флейте, духовом инструменте, сделанном из тростника или опустошенных от мозга костей животных», обычно воспроизводилась “музыка смерти”. Думали, что она как бы «исторгает из тела дух». «По напеву эти песни под флейту являются очень суровыми и грустными – песнями печали и слез»[19]. Целая концепция мира побуждала людей совершать подобные действия. Античный материал, отлично иллюстрирующий назначение этих флейт, одновременно выявляет всю фантастичность и глупость датировок этих предметов и эпохи т.н. “неандертальцев”, если эти предметы оставлены ими, возрастом в «50-53 тыс. лет» или «80-100 тыс. лет», как это пытаются утверждать. Из средневековья на одном крымском могильном камне дошёл стих на персидском языке, который от лица покойного отражает тот же древний обычай: «Я упал [без чувств) от [звука] ее флейты — окровавилась моя душа» (букв, «печень»)[20]. Музыка, по крайней мере, в данном конкретном проявлении, выступала «как часть религиозных действий». Музыка в древнейшие времена использовалась как часть религиозного ритуала, средством взаимодействия со “сверхъестественными существованиями” и до сих пор используется в богослужениях многих религий. Факт обнаружения свистулек и флейт в слоях, соотносимых с периодом мустье, если где-то это было произведено правильно, показывает, что т.н. “неандертальцы” могли не только извлекать звуки из подобных инструментов, но наверняка подбирали и определённую мелодию, необходимую для соответствующего случая. Музыковед из Канады Боб Финк, вникавший в расстояния между отверстиями флейты, найденной в словенской пещере, приходит к выводу, что “неандертальцы” были «людьми с ухом» и «разбирались в музыке». Однако хронология, которая приводится в разных статьях в отношении этой флейты, не выдерживает никакой критики и раздута до фантастических величин. Кости бурого медведя, он же Ursus arctos, присутствующие в находках, также опровергают древнюю дату.  Флейта из пещеры Divje Babe извлечена из слоя, который не синхронен мустьерскому времени и не дотягивает до него, т.е. принадлежит т.н. “верхнему палеолиту”. Для верхнего же палеолита число таких находок достигает уже несколько десятков. Впрочем, один из подобных музыкальных инструментов, как пишут, найден был во французской пещере Ла Кина (La Quina), где его, возможно правильно, отнесли к мустье, приписав, однако, тоже раздутую “дату” – «60.000» — «64 тыс. лет». Можно предполагать, что использование таких музыкальных инструментов уходит в мустье.

 Пещера Ла Кина

Необходимо сказать ещё об одной флейте из птичьей кости, найденной вместе с упомянутой “женской фигуркой” в пещере Холе Фельс (Hohle Fels) в Швабских Альпах на юго-востоке Германии, в 20 км западнее города Ульм. Флейта длиной 21,6 см, вырезанная из полой кости крыла грифа (из лучевой кости белоголового сипа), имеет 5 отверстий. Диаметр флейты – 8 мм. Полагают, что флейта могла достигать длины 34 см, когда была в целости. «У того края флейты, который подносился ко рту, сохранились V-образные метки, а рядом с отверстиями для пальцев – 4 тонкие линии».

Сип (гриф) представлял собой птицу с размахом крыльев от 230 до 265 см; кости этих птиц идеально подходят для создания длинных флейт.

«12 составляющих флейту частей, каждая из которых выточена из костей белоголового сипа, образуют 22-сантиметровый музыкальный инструмент с пятью отверстиями и усеченным концом». Найдена флейта «в слоях периода ориньякской культуры, существовавшей», по одной подаче информации, «в начале позднего палеолита — с 30 до 19 тысяч лет назад», а по другой и чаще всего флейту датируют ещё более нереальным возрастом в «40-35 тысяч лет». Важно обратить внимание, что кость сипа была выбрана не только потому, что хорошо подходила для изготовления флейты, но ещё и потому, что сип, птица-падальщик, постоянно был «сопричастен смерти» и питался трупами животных, которые оставались после хищников, или также ичеловеческими, которые в давние времена могли специально выставляться людьми в выделенных для этого местах, а потому эта птица, если и не символизировала собою смерть, то быласпецифичным образом с ней связана, и музыка, звучавшая из подобной флейты, могла – согласно умозаключениям того времени, лежавшим в основе магии — оказать более значимое  воздействие на божество, к которому люди обращались со своими просьбами и которому они предназначали свою жертву. В пещере Холе Фельс были найдены два небольших фрагмента двух других флейт, сделанных из слоновой кости, также рассматривавшейся как «сакральный» материал. Сообщают: «Датировка с помощью радиоуглеродного метода показала, что возраст находок, сделанных в пещере на горизонте Vb (где и были обнаружены музыкальные инструменты), составляет от 31 до 40 тысяч лет. Дополнительные уточнения и калибровки с помощью других методов позволили ученым заявить, что флейты не моложе 35 тысяч лет». «Одновременно с флейтой в пещере Холе Фельс было найдено 6 фрагментов слоновой кости, образующих женскую статуэтку», тоже датируемую в «35 тыс. лет». Все эти датировки – чистейшая фикция, потому что они предполагаются из схоластических расчётов, в которые предлагается поверить и которые невозможно проверить, перепроверить и подтвердить фактами. С одной стороны они явно подгоняются под другие фантастические «даты», внедрённые в схоластическую литературу ещё раньше, а во-вторых – явно они ещё более задревняют эту схоластику, чтобы обеспечить «сенсационность» обнаруженных материалов и заполучить деньги от спонсоров. В близлежащих пещерах «нашли фрагменты других костяных флейт» (группе Н.Конарда удалось обнаружить 7 флейт, но все они оказались гораздо «моложе» последней находки). При раскопках в соседнем районе, в 25 км к северо-западу от Ульма, был найден еще один фрагмент флейты из слоновой кости. Специалисты отмечают, что обнаруженные ранее в соседнем районе флейты с тремя отверстиями позволяли сыграть четыре ноты, и полагают, что примерно такие же музыкальные возможности были и у найденного инструмента. Выточенную из кости флейту, найденную в Холе Фэльс 2004 г., датированную Конардом в «30-33 тыс. лет», немецкий специалист по архаическим инструментам Фридрих Зеебергер попытался реконструировать. Он уверяет, что «звуки из нее извлекаются приемлемые для современного уха и даже вполне гармоничные». Несколько раньше «во французских Пиренеях археологам удалось отыскать 22 флейты, возраст которых — около 30 тысяч лет». Всё это говорит о существовании развитой музыкальной традиции в то время и о проводившихся религиозных обрядах, которые мы видим и позже – в т.н. «античное время».

Заметим, что стоит только взглянуть на фотоснимки пещер, гротов и навесов, в которых находят те или иные “мустьерские артефакты”, чтобы придти к правильному выводу, что люди даже в самые архаичные времена никогда в них не жили, но эти полости и навесы – как это доказывается находимыми там артефактами – служили им для отправления религиозных культов согласно (1) тогдашним воззрениям и в связи (2) с теми или иными их промыслово-календарными праздниками. Внимательный взгляд во многих пещерах обнаруживает явно только сезонные следы осуществлявшихся здесь культовых мероприятий.  Немецкая пещера Гайссэнклёстерле в Альпийской Швабии и найденная там флейта. Датирована нереальным временем в 30-35 тыс. лет.

О том, что в пещерах, рассматривавшихся в качестве входа в подземный мир, отправлялся именно культ богов подземного мира («богов тьмы»), связанный со смертью, говорят также и находки в «неандертальских пещерах» «перьев из хищных птиц и врановых (вороновых) птиц»: «грачей и воронов», причём – как констатировали исследователи — «отдавали предпочтения тёмным перьям», поскольку связывались с символикой божеств подземного мира.

Ворон

Ворон – птица, охотно питающаяся мертвечиной. По поверьям европейских народов, в годы тяжёлых массовых бедствий вороны спускаются на землю, чтобы выклевать глаза умершим и предсказать грядущие несчастья оставшимся в живых. Им приписывалась способность приносить несчастье. Их часто связывали с миром умопостигаемым (сверхчувственным) и считали посредниками между нашим миром и царством мёртвых, воспринимали их как знамение. Многие народы ассоциируют ворон и воронов с войной и разрушением, эпидемиями и голодом. В христианстве ворона часто объявляли наместником Сатаны и носителем греха. Суеверные люди боялись этих больших черных птиц. Они ассоциировали воронов со смертью не только в связи с нашествием неприятеля, но и с другими опасными для их жизни ситуациями.

Одновременно эти птицы олицетворяли собой и способность сноситься с богами неба. «Ворон – ни что иное, как сущность, которая перенеслась из нашего мира в высшие сферы». «Именно ворону с его блестяще-чёрным оперением могло повезти добраться до солнца невредимым и передать ему от людей послание». Люди обращались к жрецам за советом в трудных жизненных ситуациях, а те давали его, гадая на вороньих перьях, найденных в лесу, и по поведению птиц. По тому, как они каркали, взлетали и усаживались на деревьях. Этими советами охотно пользовались даже местные князья, особенно накануне принятия важных для страны решений. Так культ ворона существовал у поляков сотни лет вплоть до времен принятия ими христианства.

Согласно мифам некоторых племён, ворон создал нашу вселенную и является верховным божеством. А по легенде Малой Польши в древние времена эту птицу с черными перьями окружали столь большим почетом, что она стала одним из местных божеств, покровительствовавших краю.

Благодаря тёмной окраске оперения эти птицы считались символами тьмы и посланцами злобных сил, рассматривались как «представители смерти» и потому они или их перья использовались в магических обрядах, и особенно, надо думать, при человеческих жертвоприношениях, когда требовалось надёжней передать пожелание людей божеству.

Ворон был священной, культовой птицей. В лесах и пещерах Малой Польши люди приносили в жертву воронам зерно и хлеб. Это должно было обеспечить богатый урожай и благополучие. «Появился своего рода класс жрецов, которые не только заботились об этих священных птицах, но и исполняли в их честь различные обряды».

Ясно, что ворон выступал здесь как представитель или даже ипостась бога подземного мира и его атрибутика была необходимой в пещерной магии.

Заметим, что святилища, связывавшиеся с вороном, существовали ещё в средние века, и до сих пор некоторые места, объекты, типа встречающихся названий «Вороний камень», или населённые пункты связываются с именем этой культовой (священной) птицы, поскольку ведут начало от тех времён, когда там были святилища, и где в облике этой птицы олицетворялось даже соответствующее божество.

Культурное поведение тех, кто оставил флейты и другие артефакты в «мустьерское» или в послемустьерские времена на территории пещерного святилища – близ пещер или в самих пещерах – имело явное сходство с принятым в античные времена, и такие артефакты могли быть оставлены только в какую-то из эпох, предшествовавших античности, и то были – времена каменной технологии. 

1-6. Другие артефакты из пещерных святилищ, приписываемые схоластами фантастическому обезьяно-человеку

На юго-востоке Испании в Пещера Антон (провинция Мурсия), были найдены следы красителей на фрагментах морских двустворчатых раковин, с проделанными в них отверстиями, использовавшихся в качестве подвески-украшения на шее людьми, которых тамошняя “школа археологов” называет «неандертальцами». Речь идёт о раскрашенных элементах ожерелья, которое использовались при проведении жрецами культового обряда. Использованные естественные красители для окраски раковины были взяты в 5 км от места, где находится данная пещера. Сама пещера находится в настоящее время в 60 км от побережья Средиземного моря. Археологи, находящиеся в плену схоластических воззрений, “исчисляют” датировку найденных артефактов примерно в «50 тыс. лет».

  Остатки «неандертальского украшения» из Пещеры Антон(снимок наружной и внутренней стороны раковины `гребешка` со следами красителей). Высота раковины — 12 см. Пещера Антон Надо сказать, что такого рода изделия и раньше находили в слоях «неандертальского» времени, но полагали, что они «попали в эти слои случайно из более поздних слоёв» и потому о них старались не упоминать. Так, на территории Нидерландов на месте еще одной известной “стоянки неандертальцев” были найдены остатки «украшений — разноцветные ракушки с огранкой, нанизанные на плетеные нити из шерсти животных. Возраст этих украшений составляет около 50.000 лет». Остатки искусственного окрашивания красителями фиксируются на раковинах от устриц также и в другой испанской пещере района Мурсия – в Куэва-де-лос-Aviones. При этом рядом с продырявленными раковинами были найдены кусочки жёлтого[22] и красного красителей, которые, как полагают, хранились в несохранившемся предмете, возможно сделанном из кожи. Использовался также и чёрный цвет – древесный уголь, обнаруженный на поверхности устриц. Пишут также, что найдено «несколько раковин, использованных в качестве контейнеров для хранения красящих пигментов». Авторы находок пишут: «Для создания особых оттенков в пигмент в различных пропорциях добавлялись гематит и пирит, причем последний способен в течение нескольких дней после измельчения сохранять удивительный антрацитово-черный блеск». Эти красящие вещества, взятые в 3-5 км от пещеры, использовалась жрецами в ходе жертвоприношений и других ритуальных действий для нанесения черт, линий, пятен, раскраски лица, тела, предметов, с которыми связывались соответствующие представления, а возможно и для нанесения специальных знаков при совершении магических обрядов. Все эти манипуляции с “красками” мало отличаются от таких же действий в более поздние[23] – например, в античные – времена. Окрашенные раковины при этом служили необходимым аксессуаром в культовых действах.

  Тот факт, что существовала добыча и доставка раковин и что их использовали в пещерном святилище достаточно далеко от моря, а также добыча необходимых компонентов для использования в качестве краски, правила смешения красителей, чтобы получить необходимый оттенок цвета, говорит о достаточно развитых общественных отношениях, разделении труда и существовании обмена или даже меновой торговли для этого удалённого от нас конкретного времени эпохи каменной технологии.

1-7. Пещерные «магические» рисунки, приписываемые выдуманному «пещерному человеку»

К таким рисункам представители современной школы схоластов и разводчиков причисляют 6 изображений тюленей, выполненных при помощи древесного угля, найденные в взаимосвязанных карстовых пещерах, расположенных на высоте 158 м над уровнем моря – рядом с городом Нерха,  в Андалусии, на юге Испании, на побережье Средиземного моря Коста дель Соль, в 60 кмот Малаги.

Месторасположение Пещер Нерха на карте Испании

Образование этих пещер «в цепи геологических процессов» происходило согласно фантастичным представлениям этих “специалистов”, «в течение последних 5 миллионов лет» — «с началом обильных дождей в позднейшем миоцене – раннем плейстоцене». Радиоуглеродный анализ органических остатков —  «угольков», найденных поблизости от испанских «картин», показал, что им от 42,3 до 43,5 тысяч лет» (согласно этой группе схоластов, «неандертальцы жили в пещерах, пока не исчезли, примерно 37.000 лет назад», что не оставляет сомнений, что они были выполнены именно «вымершими» “неандертальцами”, ещё до появления тут “человека разумного”). И “испанские учёные” «относят их к мустьерскому периоду».

До этого схоластами «наиболее древними» считались «наскальные рисунки возрастом около 32 тысяч лет, найденные в пещере Шове во Франции», и «рисунков, выполненных неандертальцами, археологи не находили вовсе».

«6 картин», как считают, изображают тюленей. Объявлено, что «Возраст изображений колеблется между 43500 и 42300 годами», то есть «испанские учёные» относят их — цитую — к «мустьерскому периоду».

Каков же реальный возраст данного изображения? Можно ли это узнать? Конечно. Если тюлени обращены головами друг к другу, то это — стандартная идеограмма, посвящённая божеству плодородия. А значит она принадлежит либо к античному, либо предантичному времени, но не древнее так называемого «неолита».

Однако из представленных рисунков непонятно как нанесены все 6 тюленей, попарно и головами друг к другу? Если уж решили помещать изображения, то привели бы как полагается — все.

В сообщениях отмечается: «Ученые надеются установить точный возраст картин в результате изучения самих изображений, однако сейчас исследование может быть затруднено из-за отсутствия финансирования». Иначе говоря, хотя в сообщениях для обывателя и потенциальных спонсоров и заявляется мустьерский возраст изображений и привязка их к никогда не существовавшим неандертальцам, всё же исследователи понимают, что прибегают к недобросовестным приёмам.

Конечно, познакомившись, как отделана Пещера Нерха и как она дальше осваивается, понимаешь, что в неё нужны вливания спонсоров: 500 тыс. посетителей за год — доход от неё надо думать заметный.

Но эти люди — позиционирующие себя в качестве «археологов», прибегают к наглой лжи, когда болтают о находках никогда не существовавших «неандертальцев» и рисунки сравнительно недавнего времени выдают за произведения питекантропов.

1-8. Пещерные артефакты принадлежат людям предшествующих поколений, но никак не выдуманным «неандертальцам»

В швейцарском кантоне Берн, как утверждают, найдены мустьерские места добычи кремня в виде вертикальных ям глубиной 60 см, выкопанных роговыми орудиями труда, — т.е. существовала добыча каменного сырья, из которого люди производили себе необходимые инструменты. Мустьерские изделия из камня, обнаруживаемые в пещерах или обрывах рек, не оставляют никаких сомнений в том, что они производились такими же людьми, что и мы, только жившими в эпоху каменной технологии, которая определяла тогдашний более грубый и суровый образ жизни людей и преимущественно мясной характер их питания, сказывавшихся на их костяках, а также – их культурный уровень и их общественную организацию, обеспечивавшую им выживание в тех условиях. Западные археологи констатируют, что «орудия времен `шательперонианской эпохи`», которые, по утверждению схоластов, производил, якобы, недочеловек «гоминид»-«неандерталец», «представлявший» сочинённую ими «тупиковую ветвь развития», «по тонкости обработки весьма напоминают ориньякские», которые схоласты связывают с «современным человеком, пришедшим в Европу из Африки», якобы, и «сменившим здесь неандертальца». Стоит тут же сказать и о находке костных останков человека в китайской пещере Тяньюань, расположенной под Пекином – датированных при помощи радиоуглеродного анализа в 39-42 тыс. лет. Исследования американо-китайской группы антропологов показали, что человек, останки которого обнаружили в этой пещере, где его принесли в жертву божеству плодородия, «носил обувь», т.е. выглядел достаточно цивильно. Таким образом, явно прослеживается непрерывная культурная традиция, уводящая наши формы жизни, наши культурные навыки и религиозные представления, от которых человечество ещё не отделалось, в эпоху каменной технологии — в так называемый период мустье.

1-9. Духовная культура людей, оставивших пещерные святилища, не оставляет места для предположений о некоем «человекоподобном» «обитателе пещер».

О характере общества можно судить по культуре, которая доминирует в этом обществе. Скульптурные изображения животных, музыка, которая сопровождала религиозные ритуалы при принесении в жертву животных, кости которых обнаруживаются в пещерах, говорят о том, что это были промысловые общества, где господствовал культ производительным силам природы, олицетворённым в представлении о «Великой Матери». Достаток и благополучие людей зависели от того, что могла произвести Природа и что люди могли добыть в ней.

Поскольку этот способ существования давал сбои и люди испытывали серьёзные напряжения в борьбе за выживание, часто могли оказаться в ситуации голода, они должны были обращать свои чаяния к Природе, и прилагать усилия в виде просьб, мольбы и поклонения, чтобы Природа не забывала о людях и производила для них необходимых для их пропитания и жизни животных.

Поэтому и развивались соответствующие виды искусства.

Эта эпоха определила специфический “стиль” её искусства, определяющийся как органическое единство специфической “звериной” формы и соответствующего идеологического содержания, смысла, а также материал, из которого эти предметы искусства в значительной массе производились.

Наконец, само общество – люди, воспринимающие художественные произведения, выражавшие тогдашнюю идеологию – также воспроизводилось через это искусство, передавало культурную эстафету следующим поколениям.

Институт жертвоприношения и похорон с устоявшимся обрядом сплачивал всю общину и служил одной из основ «управления поведением людей, легитимируя его традиционные формы».

Это не просто власть обычая, обнаруживающегося в массовом проявлении соответствующего поведения людей, но и власть особых людей, поддерживающих этот обычай и организующих и поддерживающих выполнение полагающихся действий, т.е. ритуала. Общественная потребность – принести жертву, чтобы боги или божество не обрекли общину на бедствия и страдания. Эти мероприятия формировали чувства социально-территориального, племенного, этнического и идеологического (религиозного) единства.

Рост численности этих обществ, дробление их и расселение на другие территории, миграция их по руслу Дуная в восточном направлении обеспечивали социальную и культурную непрерывность отпочковавшихся общин на новых территориях, даже если эти общины навсегда теряли связь со своей начальной прародиной.

Духовная культура творит человека, и та культура творила и воспроизводила человека промыслового общества. Для этих людей “скульптура малых форм”, проигрывание мелодий на свирелях, изготовление украшений, вырезание орнаментов на тех или иных предметах или создание других произведений, о которых мы ещё не знаем, было, если не повседневным, то вполне обычным, привычным и нормальным занятием.

Современный французский исследователь Д’Эррико пишет о неандертальских” «костяных веретёнах», обнаруживаемых «в значительно больших количествах», чем в следующую по времени эпоху, а также о «сложно обработанных бусах из зубов животных», изготовлявшихся “неандертальцами” «Неандертальская швейная игла», которой приписывают возраст в «26.000 лет», из чего вытекает, что пресловутые питекантропы-«Neanderthals», а на самом деле – люди предшествовавших поколений, жившие в эпоху каменной технологии, могли шить и «изготавливать одежду» «десятки тысяч  лет назад» (D.Johanson, B. Edgar, From Lucy to Language, p. 99), если взять на веру датировку схоластов.

 Иначе говоря, человека, жившего, хотя и в очень давние времена, но не настолько, чтобы говорить о “заре” человеческой истории, любители “наводить тень на плетень ”архаизировали до такой степени, что превратили в гротескного “троглодита” – обитателя пещер. Был сконструирован и фальшивый “портрет” этого человека – обезьяноподобного, ссутулившегося, ходившего будто бы на полусогнутых ногах, хотя останки человека, найденные у грота Фельдгофер, совершенно не давали основания для такого вывода[24]. Ослеплённые схоластическими представлениями, эти люди наяву галлюцинировали и описывали не то, что они видели; иные, правда, под конец жизни – умирая! – всё же признавались, что плутовали.

1-10. Действительные учёные, ознакомившиеся с неандертальскими находками, сразу отвергли домыслы схоластов о принадлежности их предшествовавшему человеку «переходному» «обезьяночеловеку».

Но и тогда находились люди, как геолог Ч.Лайель (1797-1875), написавший свои знаменитые книги “Основы геологии” (1830—1833 гг.) и «Древность человека» (1863), и другой основательный учёный Т.Г.Гексли (1825-1895), друзья Ч.Дарвина (1809-1882), указывавшие на то, что неандертальский «череп не мог принадлежать существу, которое представляло собой переходную форму на пути развития от обезьяны к человеку». Кости были «геологически молоды», обращал внимание Гексли.

Дарвин, не придавая костям из Неандерталя никакого значения, отметил лишь их относительную древность и утолщённость, которая была вызвана известковыми отложениями (когда уже в наше время эти известковые отложения сняли, толщина костей заметно уменьшилась).

Французский антрополог Ж.Л.А.Катрфаж (1810-1892) в 1874 г. отметил сходство черепа неандертальца с черепом короля Шотландии Роберта Брюса.

Другой специалист указывал, что неоднократно встречал на улицах европейских городов людей с подобными надбровными дугами и низким лбом.

Отрицал принадлежность черепа «питекантропу» и выдающийся немецкий анатом, антрополог и биолог Р.Вирхов (1821-1902), отличавшийся высокой культурой мышления и не признававший «мистических законов эволюции», сработанных политиканствующими схоластами.

Он говорил: «…Нам не уставая указывают на убегающий назад лоб и большую длину черепной крышки. Но человек с отмеченными особенностями может родиться вне зависимости от мистических законов эволюции! Непривычно изогнутое бедро и тазовые кости? Такой странный вопрос могут задавать люди, никогда в жизни не слыхавшие о том, какие превращения случаются с костями, когда они подвержены в течение длительного времени рахиту. К тому же лишь слепец не заметит на них очевидные следы старческой подагры! Человек эпохи ледников? Но ведь никто никогда не находил его останков, а следы делювиальной культуры сомнительны! Древний охотник примитивнее современного? Абсурд, ибо в таком случае необъяснимо, как он мог выдержать жестокую борьбу за выживание! Это не означает, господа, что я вообще не признаю существования людей, шагавших по планете тысячелетия назад. Вот, например, люди каменного века, которые строили некогда на озерах Швейцарии дома на сваях. Десятки веков отделяют нас, но черепа озерных жителей едва ли отличимы от современных».

Русский дореволюционный антрополог, этнограф, археолог и географ Д.Анучин (1843-1923) обращал внимание на ещё одно обстоятельство, связанное с находкой черепа у грота Фельдгофер в Неандертале, а именно с игнорированной древностью других «артефактов», о которых схоласты предпочитают не распространяться: «…недалеко от него были найдены два каменных топора неолитической эпохи…», т.е. данное захоронение могло было произведено в эпоху так называемого «неолита». И он тоже констатировал, имея в виду фельдгоферский череп и новые,

аналогичные ему, находки на территории Западной Европы: «эти черепа доказывают, что человек палеолитической эпохи был представлен в Западной Европе несколькими типами, из которых ни один не может быть признан за переходный к типу высших животных (обезьян) или за более низкий по своей организации, чем какой-либо из современных».

Здесь же надо вспомнить и ещё одного исследователя. Выдающийся анатом, боннский профессор, А.Ф.К. Майер (August Franz Josef Karl Mayer, 1787-1865), разглядывавший кости человека из Неандерталя, вскоре после их находки, высказал (1864 г.) “экстравагантное” предположение, что они принадлежали «монгольскому казаку» из Армии Чернышова, умершему здесь в 1813-1814 г.г., когда русские части вели в этих местах сражения с авангардом Наполеона. Основанием для такого предположения немецкого профессора, послужило «заметное искривление бедра», т.е. соответствующей кости, найденной вместе с черепной крышкой пресловутого «неандертальского человека». Немец сообразил, что такое искривление человек мог получить, если ему приходилось долго ездить на лошадях. У народов, постоянно разъезжающих на лошадях, например, у казахов, даже дети рождаются с такими искривлёнными бёдрами. «Изогнутая бедренная кость» и «характеристики таза» «однозначно указывают на конного воина, представителя пастушьего народа, черепная крышка на монгола» («в особенностях строения черепной крышки проглядывают монголоидные черты»), — говорил он. Вблизи костяка «неандертальского человека» в тех же слоях были найдены, о чём обычно не упоминают, уже упоминавшиеся «2 каменных топора», которые относят к так называемому «неолиту». Иначе говоря, сей «неандертальский человек», если два топора относятся к тому же времени, был принесён в жертву этими самыми топорами в эпоху неолита, и, согласно, ритуалу, запрещавшему уносить какие-либо предметы с этого святого места, эти ритуальные топоры были оставлены рядом с жертвой. Получается, что «неандертальский человек» был «кавалеристом». Т.е. «неандертальцы», если причина искривлённости кости определена правильно, были конным народом и вовсю разъезжали на лошадях, а само использование лошадей началось, естественно в более глубокие времена. В квалификации этого замечательного немецкого специалиста-анатома, подметившего специфическое искривление бедренной кости, вызванное образом жизни человека, не приходится сомневаться.

1-11. Наука всегда стоит на почве действительности и не имеет ничего общего с домыслами схоластов

У тех, кто ловился на удочку фальсификаторов, принятым наперёд содержанием служили представления, что `человек произошел от обезьяны`, и что, “следовательно”, “должна быть промежуточная” форма, носившая признаки как того существа, так и другого, однако из того, что такие-то останки нашли в пещере Неандерталь, ещё не следовало, что эти останки принадлежали такой начальной форме или производной от неё, находившейся в процессе т.н. «антропогенеза»: это надо было ещё доказать; вместо доказательства находка стала интерпретироваться как нечто само собой очевидноеясное, что в доказательстве не нуждается. С таким же успехом можно было раскопать “скифский”  курган и объявить найденный там костяк неандертальцем. Впоследствии, ещё в дореволюционное время, подобный костяк, носивший “неандертальские” признаки, действительно был извлечён из кургана (и не из одного!) в Северном Причерноморье и служил убедительным опровержением схоластическим утверждениям, что в пещере Неандерталь был найден именно “обезьяночеловек”, “питекантроп”, “промежуточная форма”.

В 1902 г. Российско-польским археологом и антропологом К.Столыгво (1880-1966) в скифском кургане близ села Новосёлка Киевской губернии был обнаружен скелет «типичного неандертальца», одетый в кольчугу и «с железными наконечниками стрел» («Неандерталец в латах» — «Neanderthal in armor», 1908).

Казимир Столыгво

По словам К. Столыгво, обнаруженный им череп имел все характерные черты, присущий найденным ранее черепам неандертальцев. Череп, который был им найден, весьма близок к черепу «неандертальца» (с резко выраженными надбровными дугами и убегающим лбом) из бельгийской пещеры Спи[26].

«Не слишком древняя дата, – замечает один из зарубежных авторов об этой находке, – и подлинность скелета установлена, но этот факт не поддерживает» схоластическую «выдумку», и «поэтому не встречается в современных учебниках».

Стоит также привести и фрагмент из Б.Поршнева: «В 1935 г. М.А.Миллер в раскопках слоя эпохи неолита (6–7 тыс. лет до наших дней) на Ингренском полуострове в Поднепровье нашел скелет, резко морфологически отличающийся от скелета современного человека: череп “длинноголовый, с низким убегающим назад лбом, резко выраженными надбровными дугами и заметным прогнатизмом”; по утверждению М.А.Миллера, для черепа характерен именно комплекс резко выраженных морфологических особенностей неандерталоидного порядка (Цит. по: Лунин Б.В. К вопросу о действительном возрасте “подкумского человека”//Советская археология. М., 1937, №4, сс 84–85). Этот череп (хранящийся в Днепропетровском музее) или какой-то другой из Приднепровья осматривал археолог Б.В.Лунин, который в личном письме к автору этих строк [т.е. Б. Поршневу] от 20 мая 1962 г. пишет: “Я не специалист антрополог, но первое впечатление: неандерталец и все! Даже если бы специалисты-антропологи уточнили это первое впечатление — от неандерталоидности отдельных черт этих черепов не уйти никуда[27].

Однако схоласты потому и схоласты, что свои представления они берут в отрыве от действительности и при этом знать не хотят, что на самом деле та собой представляет. Они не утруждают себя изучением действительности, а если действительность всё же опровергает их измышления, то они, не моргнув глазом, могут прибегнуть и к откровенной фальсификации — из «прогрессивных», так сказать, побуждений.

Между тем, научное мышление это «мышление, которое не имеет никаких предпосылок».

У схоластов же их определения являются «чем-то заранее данным», которое рефлексия не подвергает «самостоятельному испытанию». Наука же должна «требовать, чтобы давались доказательства».

1-12. Схоластика и мошенничество – неразлучные спутники. Антинаучная «идея питекантропа» как орудие борьбы против церковников и помещичьего государства. Научное знание несовместимо с выдумками схоластов.

 Термин “неандертальцы”, тем не менее, на волне ажиотажа и антирелигиозной пропаганды был распространён в соответствующей литературе и на другие древние народы, жившие в ту отдалённую эпоху, и, таким образом, не совсем правомерно стал там обозначением целой “стадии” в развитии “человечества” и даже мнимого «звена» «в процессе перехода от обезьяны к человеку». Начало употребления состряпанного термина «Homo neanderthalensis» («неандертальский человек») для обозначения сфальсифицированного «переходного звена» от обезьяны к человеку приписывают англо-ирландскому геологу Уильяму Кингу (1809-1886)[1], которого в «археологической литературе» с чего-то часто именуют «профессором анатомии».


[1] Повторим ещё раз: череп из Неандерталя не был первой находкой подобного рода. В 1848 взрослый “неандертальский” череп  был  извлечен  из  трещины в Гибралтарской  скале и покоился в лондонских коллекциях, пока в1878 г. Баск не признал его принадлежащим “питекантропу”.

 В 1863 г. сей геолог («несмотря на отсутствие формального образования стал заметной фигурой в геологических кругах своего времени»), выступая перед членами Британской научной ассоциации, приписывал возраст пещерным отложениям, в которых были обнаружены фельдгоферские окаменелости, по меньшей мере, в 30.000 лет и утверждал, что  «неандерский человек не был современным человеком, но принадлежал к совсем другому виду некоего «примитивного человека», которого он назвал «Homo neanderthalensis».  Появление в 1864 г. данной речи и этого «термина» в печати в ежеквартальном журнале «Британской ассоциации» для обозначения «промежуточным звеном» «между обезьяной и человеком» считается у всех теперешних схоластов «эпохальным открытием» и «началом палеоантропологии». Названный им возраст в «30 тыс. лет» не опирался ни на какие научные критерии и был чистейшим его домыслом, т.е. постулировался «от фонаря». Однако при жизни Дарвина и его друзей, разъяснивших несостоятельность допущения подобного «переходного звена» – некоего «промежуточного вида» между человеком и обезьяной», совмещавшего в себе природу обезьяны и человеческие характеристики, трезвонить о «питекантропах» или «новом виде людей» – «неандертальцах» перед образованной публикой того времени с такого рода “воззрениями” было невозможно, и данная схоластика снова могла “набрать силу” лишь спустя пару десятилетий после смерти Дарвина (1809-1882). Наслушавшийся геккелевских лекций 29-летний голландский врач Эжен Дюбуа. Дюбуа (1858-1940)  “нашёл”, или точнее – “забацал” своего фантастического “питекантропа эректуса” из собранных им костей, в 1890-1893 г.г. – после смерти Дарвина. Однако за исключением Геккеля – «изобретателя питекантропа» – находки Дюбуа культурно мыслящими людьми были отвергнуты. Р.Вирхов, бесспорный авторитет в областях сравнительной и патологической анатомии, указав на глубину швов черепа,констатировал: «Это — животное. Скорее всего —гигантский гиббон. Бедренная кость ни малейшего отношения к черепу не имеет», и отказался как возглавлять собрание, участники которого видели обман, так и принимать дальнейшее участие в обсуждении находок. Незадолго до своей смерти Дюбуа признался, что обнаруженная им черепная крышка принадлежала большому гиббону Эта халтурная традиция – сочинение новых «переходных звеньев» – продолжается до наших дней: Г.Хеберер в 1963 г. “выделил” «новый вид рода питекантропов, назвав его в честь Л.Лики “Pithecanthropus leakeyi”, или “питекантроп ликский”». Это уже «пятый вид в роде питекантропов», есть также и «шестой», если верить В.П.Алексееву[1]. Если в1894 г. ниспровергатель законов логики схоласт Дюбуа, исповедовавший антидарвинистский «эволюционизм придурков», в открытую писал: «Pithecanthropus — это переходная форма, которая, в соответствии с теорией эволюционного развития, должна располагаться между человеком и антропоидами», то нынешние схоласты и ниспровергатели логики, продолжая раскрутку этой «идеи», могут прибегать также и к другим названиям для обозначения своего «питекантропуса». В этом ряду сочинённых или бесстыдно сфабрикованных обезьянолюдей, именуемых схоластами в настоящее время «гоминидами», находятся и разрекламированные «Гомо Хабилис», «Эргастер», «Эректус», «предшествовавшие неандертальцам», которые якобы составляют «последовательные» «переходные звенья» от «африканской обезьяны» к «человеку» и создают иллюзию, что фальсификаторы, оперирующие в этой отрасли истории, успешно продвигаются в изучении происхождения человека. В этой последовательности предполагаемых “питекантропов” есть, таким образом, согласно схоластическому словоблудию, особое место и «неандертальской стадии» – «неандертальской фазе в истории семейства гоминид»[30].


[1] Алексеев В.П. Становление человечества.

Вникая в схоластическое утверждение о гипотетическом «питекантропе», Чарльз Дарвин выявил всю его мыслительную несостоятельность и зачеркнул “идею о промежуточном звене”, находившемся, якобы, “в интервале между обезьяной и человеком”. Он констатировал лишь заключение, что человек произошел от обезьяны без всякого “промежуточного звена, при этом речь могла идти лишь об исчезнувшей, ископаемой форме, не имеющей близкого сходства с какой-либо из ныне живущих человекообразных обезьян”. Из чего следует, что переход от обезьяны к человеку произошёл скачкообразно – революционно – как и положено согласно правилам диалектики! – а не в ходе медленного обретения человеческих признаков и существования т.н. “промежуточных фаз”. Иначе говоря, к дарвинизму эта химера о “питекантропе” не имеет никакого отношения!

Вышколенный ум Дарвина, рассмотрев с разных сторон “идею” о “переходном звене”, тотчас показал, что она находится как в противоречии с логикой, так и с тем, что наблюдается в действительности, заставив подобных “теоретиков”– глашатаев этой глупости – умолкнуть на несколько десятков лет. “Авторы” этой “идеи” не тянули даже на “среднее образование”. Эта поразительная «идея переходного звена между человеком и обезьяной» является элементарным попранием законов логики: согласно «закону противоречия», предмету мысли в одно и то же время и в одном и том же отношении (в данном случае – в отношении «природы существа», производившего орудия – «обезьяна и человек — одновременно») нельзя приписывать два взаимоисключающих признака; согласно закона «исключённого третьего», из двух противоречащих высказываний о предмете, взятом в одно и то же время, в одном и том же отношении, одно из них – непременно истинно, а другое ложно, и между ними нет ничего среднего, т.е. «среднего не дано»; и наконец – «закон достаточного основания» требует, чтобы всякая истинная мысль была обоснована другими мыслями, истинность которых доказана.

Логические правила отражают в мыслительной форме лишь тот закон, который существует в самой природе, она же не демонстрирует существования “переходных звеньев” между видами ни в прошлом, ни в настоящем, совершая переход из одного вида в другой без всяких “промежуточных звеньев”.

Иначе говоря, «идея переходного звена — обезьяночеловека», каким представили неандертальца, базируясь на логической ошибке, не может быть названа даже «гипотезой»!

Изобретатели этой «идеи» Э.Геккель (1834-1919) и К.Фохт (1817-1895) напропалую прикрывались Дарвином и выдавали свою околесицу за “дарвинизм”.

Действовали они так, чтобы, нападая на клерикалов, рассредоточить их действия, вывести самих себя из-под их ударов и перевести основную силу удара своих политических противников на фигуру Дарвина, учёного с мировым именем, который пользовался огромным уважением даже среди своих идеологических противников, продавивших своим авторитетом разрешение преподавать в учебных заведениях его дисциплину.

Этим «псевдодарвинисты» рассчитывали втянуть и Дарвина в их личную политическую затею. С этой целью Геккель, например, не стесняясь лгал на Съезде естествоиспытателей в Мюнхене в 1877 г., что «идея» «неговорящего питекантропа», которую он распространял, «вытекает» из «логики дарвинизма» и что «дарвинизм не могут отменить нападки ни церкви, ни таких ученых, как Вирхов»[31], возглавлявший тогда левое крыло буржуазной оппозиции в бисмарковской Германии.

Когда Дарвин ознакомился с речью пользовавшегося огромным влиянием Вирхова (1821-1902), введённого в обман Геккелем и двинувшего уже против настоящего дарвинизма «и религию, и политику» с целью «запретить преподавание» новой дисциплины, которая была действительно впечатляющим шагом вперёдв развитии общественного сознания, то Дарвин написал провокатору Геккелю, что его «поведение отвратительно», и он «надеется, что тому когда-нибудь будет этого стыдно».

Схоласты вполне понимают, что их «понятие обезьяночеловека» «создает образ существа просто склеенного из двух половинок сочетавшего качества двух существ»[32], но они, очевидно, совершенно не знакомы с такой дисциплиной как логика, которая разбирает подобного рода ошибки, и полагают, что познавательная деятельность может будто бы происходить вне её форм. Кто-то может сказать, что люди, «мыслящие» в рамках «теории промежуточного звена» «добросовестно заблуждаются», но тогда какие же они «учёные»: их «представление» основано на домысле, противоречащем не только фактам, но и нормам мышления – законам логики, и творцы этого вздора лишь потому были «прогрессивными деятелями», что в среде невежественного простонародья, не знакомого с культурой мышления, подрывали религиозную веру и позиции церковников, выполняя сугубо отрицательную, разрушительную работу по отношению к феодальному обществу, но не выдвигая ничего позитивного в смысле научной мысли, добиваясь практического – социального – результата посредством аферистического приёма.

1-13. «Атеизация» малокультурного населения в сталинском СССР посредством «ненаучной», но «доходчивой» и «понятной» «теории питекантропа» и его фантастических «модификаций»: «неандертальцев», «синантропов», «питекантропа Дюбуа» и «австралопитеков». 

В “советскую” археологическую и “историческую” литературу эту выдумку пропихнули те, кто как окончивший в 1923 г. Петроградский университет по специальности “антропология” Г.А.Бонч-Осмоловский (1890-1943), первыми после Гражданской войны попытались приступить к изучению пещер, но чьи “воззрения” были сформированы дореволюционной вульгарной литературой, по-своему пытавшейся покончить с религиозными настроениями. Раскопанные им в крымской пещере Киик-Коба человеческие останки “неандертальского” времени Г.А.Бонч-Осмоловский подавал в духе предвзятых схоластических представлений, перенятых им у битых Дарвином “европейских авторитетов”.  Заметим, что самые ранние каменные изделия в Киик-Кобе, если они находились в одном слое с обнаруженными человеческими костями – что не выяснено, поскольку раскопки производились неквалифицированно! – в лучшем случае относятся к “зубчатому мустье” (“преобладают зубчато-выемчатые орудия”, но есть и “орудия верхнепалеолитического типа”). Т.е. принадлежат к достаточно позднему времени. Желающие могут задаться и вопросом, насколько Г.А.Бонч-Осмоловский и следующие его измышлениям схоласты могли “заблуждаться”, а насколько откровенно “плутовать”, т.к. только лишь на основании «костей стопы, голени и кисти» взрослого человека и «неполного скелета годовалого ребенка» этот “исследователь” «неопровержимо установил, что в гроте были найдены неандертальцы», под коими он понимал именно «обезьяночеловека». Вот в каком гротескном виде “воссоздаётся” им кисть руки “неандертальца” на основании найденных весьма скудных костных фрагментов женщины и годовалого ребёнка: «Она была относительно крупной, очень мощной, грубой и неуклюжей, с широкими, как бы обрубленными пальцами, заканчивающимися чудовищными ногтями… Мощная мускулатура давала ей колоссальную силу захвата и удара. Захват уже был, но он осуществлялся не так, как у нас… Кииккобинец не брал, а сгребал предмет всей кистью и держал его в кулаке. В этом зажиме быламощь клещей». «Кисть кииккобинца Бонч-Осмоловский… сближает с “лапой”». «Как давно установлено, — предвзято и привирая писал Бонч-Осмоловский, — всеми исследователями (!)неандертальского человека, его тело не было в полной мере приспособлено к прямому положению… при опоре на две ноги неандерталец должен был для поддержания равновесия балансировать. …такому балансированию при стоянии и ходьбе в полной мере отвечала его растопыренная мощная стопа… Биологическая целесообразность подобной стопы еще более подчеркивается (sic! – вот она “наука”!!!) жизнью в пересеченной полугористой местности, к которой приурочены почти все основные находки примитивного ископаемого человека. … неандертальцы передвигались несколько иначе, чем мы. Вероятнее всего, они не столько ходили, сколько бегали трусцой, раскачиваясь и размахивая руками»[33]. О квалификации, умственных возможностях, вменяемости и порядочности этого исследователя, держащего в своих руках найденные им человеческие «кости стопы, голени и кисти» предоставляем возможность поразмыслить самому читателю. “Статьи” в таком роде, забрасывавшиеся в “массы” посредством “научных журналов”, вероятно, эффективно способствовали атеизации населения страны, но к науке они никакого отношения не имели, распространяя вместо религиозной чепухи лишь новый вид фантазии, отчасти простительный для 1920-х годов на фоне тогдашней масштабной безграмотности, послевоенной разрухи и нищеты – в только что установившемся, молодом, послереволюционном и антиклерикальном обществе, сосредоточившемся на “революции модернизации”, для которого любые “пещерные находки” человеческих останков, относящихся к “Каменному веку”, могли иметь только идеологическое значение! Лучшие интеллектуальные силы молодого общества, создававшие потом новый производственный базис страны, устремились вскоре в технические области, где не было места пустословию; предмет же исторической науки, посвящённый изучению самых древних обществ, находившихся на стадии каменной технологии, стал ареной деятельности людей, откровенно не отличавшимися своими интеллектуальными возможностями, или явных конъюнктурщиков, чьи насущные интересы лежали за пределами научного постижения, которых вполне устраивали самые нелепые утверждения, лишь бы они не противоречили уже “внедрённой” и ставшей привычной догме о “питекантропе” и способствовали целям “антирелигиозной пропаганды”. Достаточно открыть интернет-ссылки

(например,http://qwercus.narod.ru/zz/kritika_formozova.htm илиhttp://www.yaweek-archive.ykt.ru/index.php?option=content&task=view&id=1580&Itemid=44)

и вчитаться в те или иные мемуары археологов этого периода советской истории, а также в “отповеди” их бывших коллег, выступающих с контр-нападками, чтобы ощутить удручающее положение, которое сложилось в этом секторе истории. Теперь же “постулаты” схоластов в силу накопившегося колоссального археологического материала, несовместимого с этими искусственными построениями, обнаруживают свою полную несостоятельность перед взором любого трезвого человека, который начнёт вникать в суть выкопанных находок. Можно только удивляться гипнотической силе химерических рассуждений, заставляющих галлюцинировать целые поколения историков и археологов в нашей стране и несостоятельность которых была выявлена ещё во времена Ч.Дарвина! Стоит открыть, например, «научную статью» А.А.Величко («Коэволюция человека и окружающей среды»), считающегося авторитетом у современных схоластов и фантастов, как по вас шибанёт та же – битая Дарвином! – выдумка о «питекантропах», сопряжённая с не менее фантастической датировкой: «…около 5—6 млн. лет назад происходит чрезвычайно важное событие в становлении семейства гоминид. В это время появляются представители рода австралопитеков — «обезьянолюдей». Древнейшая находка австралопитеков — челюсть австралопитека африканского из Лотегема в Кении датируется временем около 5,5 млн. лет назад». Говорят, что авторы утверждения, ниспровергающего основания логики, «серьёзные учёные», «всеми признаны», а вся эта невозможная “липа” – важное «научное достижение».

1-14. Сочинённые неандертальцы существуют только для глупцов и спонсоров

Нужно сказать и о таких авторах сегодняшних «научных» статей, которые вопреки реалиям, передирая укоренившуюся фальсификацию, продолжают отождествлять людей “неандертальского” времени с «гоминидами», находившимися на «заключительной фазе антропогенеза», или «процесса становления человека», и при этом обращают «особое внимание» на свои «марксистские» взгляды, откровенно афишируя этим и как бы намекая на то, что “основатели научного социализма” будто бы разделяли эту выдумку. Однако ни К.Маркс, ни Ф.Энгельс, ни их последователи нигде, никогда, ни прямо, ни косвенно, не писали о «неандертальцах». Обратим внимание, что останки человека из грота Фельдгофер нашли в 1856 г., когда Маркс и Энгельс вовсю проявляли свой исторический материализм. Они знали о находках «неандертальца», но ни в одном труде, ни в переписке между собой или с кем-либо другим ни тогда, ни после не упоминают об этом – хотя бы по той простой причине, что Ч.Дарвин и Ч.Лайель такое утверждение компетентно и авторитетно отвергли. Понимая существо вопроса, они не пытались обманывать других. В классических работах «Происхождение семьи, частной собственности и государства» и «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», где, казалось бы, самое место было сослаться на обнаруженные останки «питекантропа», Ф.Энгельс вообще не упоминает о подобного рода находках, хотя тогда различного рода авторы достаточно трезвонили об этом.

Ни К.Маркс, ни Ф.Энгельс не компрометировали свой научный и политический престиж подобного рода фальсификациями, не прибегали к подобного рода трюкам для борьбы с религиозными представлениями и церковниками. Эти интеллектуалы-революционеры, как и Ч.Дарвин, вполне владели научным, диалектическим, мышлением, и ничего общего не имели с вульгарным и схоластическим взглядом на природу. Не отрицая приспособительных изменений в процессе существования видов, которые в терминологии Маркса и Энгельса, составляли количественную характеристику предмета, они понимали, чтопереход от одного вида к другому, или как они говорили – от одного качества к другому, происходит скачкообразно, что начисто отвергалось схоластами как тогда, так и сейчас, показывающими свою неспособность к научной деятельности.

Иначе говоря, схоласты, вопреки и логикеи законам природы, пытаются найти недоказуемое – найти несуществующие, иллюзорные, «переходные формы», возникающие, якобы, «в ходе эволюции», которые несли бы признаки как старого, так и нового качества. Они не видят и не признают скачков, революций в природе, приводящих к появлению новых видов существ, включая самого человека.

Дарвин отрицал «промежуточное звено» — независимо от их числа – «одного питекантропа» или «череды гоминид».

Ч.Дарвин, Ч.Лайель, Т.Гексли, К.Маркс и Ф.Энгельс знали закон скачкообразного (революционного) перехода из одного качества в другое. «Скачок» («революция») не оставляет места для «промежуточных форм».

Схоласты отрицают скачкообразное развитие. К диалектике их «эволюционизм» не имеет никакого отношения. Они «эволюционисты», которые признают лишь количественные изменения, всё дальше уводящие от первоначального качества, что требует «промежуточных звеньев», которых в природе никогда не бывает.

К науке «эволюционизм» схоластов не имеет никакого отношения. Это «ненаучный эволюционизм». Он не совместим даже с формальной логикой – «эволюционизм придурков»!

Поскольку сконструированное схоластами “понятие” «промежуточного звена» требует от предполагаемых костных останков «срединного морфологического положения» между человеком и обезьяной, а “неандертальские” костяки никак не отвечают типажу “обезьяночеловека”, т.к. принадлежат 100%-му человеку, схоласты придали ещё большую “экстравагантность” своей “гипотезе” – чтобы понятие обезьяночеловека могло охватывать не один, а уже несколько воображаемых видов человекообезьян, стоящих морфологически “на разных расстояниях” между обезьяной и человеком, сконструировав череду “гоминидов – выдумав, так сказать, череду “неандертальцев”.

Вот характерное рассуждение одного из схоластов – Б.Ф.Поршнева (1905-1972) об этой “новации”: «Неандерталец не очень-то укладывался на эту середину и его подчас несколько стилизовали, подталкивали к обезьяне, благо не доставало и лицевых костей, и других костей скелета. Но и само представление, что только точно срединное морфологическое положение удостоверяет личность обезьяночеловека, было наивным, начальным. Почти не возникало и помысла, чтобы понятие обезьяночеловека могло охватывать несколько видов, стоящих морфологически на разных расстояниях между обезьяной и человеком»[34]. 

1-15. Эпоха каменной технологии и люди, неспособные ею заниматься

  

Химерический ряд «питекантропов» Большую часть схоластов и тех, кто попадает к ним на удочку, вообще составляют люди, склонные не к объективному восприятию действительности, когда представления человека, притекающие в его сознание, всё время сверяются и корректируются с тем, что есть в реальности, что собственно и составляет разумную деятельность, а к «иллюзорной очевидности» и к «гипотезам, ставшим для них очевидностью». Эти люди имеют явные нарушения в “разумной сфере”. Их головы наполняют не представления, адекватные с действительностью и с ней сверяемые, а химеры – иллюзорные восприятия, открывающиеся в сознании, составленные из взаимоподкрепляемых представлений, никак не связанных с действительностью, но воспринимающихся ощущениями как действительность или отражение действительности. При этом законы логики для этих людей не имеют никакой силы. И поскольку однажды возникшему человеку явно предшествовали существа обезьяньей формации, они не обращая внимания ни на факты, которые оказываются у них перед глазами и опровергают их предвзятость, ни на логику, показывающую нелепость их умозаключений, будут искать и “обнаруживать” свои фантастические “переходные звенья” между человекам и обезьяной, и реальную историю человечества в угоду своим галлюцинациям превращать в фантасмагорическую историю “гоминид” и “питекантропов.

“Архаизация” человека той поры, не имея никакого отношения к науке, тем не менее, продолжает воспроизводиться в различной современной литературе, способной иногда основательно развлечь читателя.

Например, «чешский учёный, профессор и доктор наук» Йожеф Аугуста («Великие открытия») «живописует»: «Поздний доисторический человек – неандерталец понял, что зажатым в кулаке острым камнем легче проломить голову хищнику или врагу, выкопать из земли клубни или расколоть кость, чтобы добраться до костного мозга». Под «острым камнем, зажатым в кулаке», этот автор понимал, надо думать, “знаменитый предмет”, получивший фантастическое название «каменное рубило» — «длиной 10,5 см, а шириной — 7,3 см», представлявшее собой «плоский каменный треугольник» с двумя режущими сторонами, образующими острие, и третьей – «заглаженной», «удобной», якобы, «для захвата ладонью».

Возраст такого «грубо обработанного орудия», «найденного в 6 км от пос. Войковский, Амвросиевского района, Донецкой области, в балке Казённая» (поблизости от костей зубров), «определили в 100 тыс. лет»!

На самом деле предмет этот, конечно, никак не мог быть «рубилом», но выполнял роль наконечника небольшого копья или дротика и крепился на древке. Возраст находки, который тут назван, конечно же, чистейшая фантазия. Скопление костей бизона находилось “на юру – возвышенности наподобие небольшого плато”, и это говорит, что уже в те времена человек «чтил возвышенности» и создавал на них свои культовые места.

Характерно, что «среди останков – кости двухмесячных животных и даже телят утробного возраста», приносившихся божеству плодородия. Люди могли заниматься животноводством. А не«загонной охотой», как это утверждают схоласты, живописуя «первобытное общество». В пользу последней ссылаются на то, что среди костей животных или прямо в их костях «найдены каменные наконечники копий и дротиков» – «более трехсот наконечников». Однако если здесь было святилище, то после принесения животного в жертву со святилища ничего нельзя было выносить, поэтому данные предметы должны были здесь оставляться. Возможно, именно в силу того, что здесь приносились дары божествам плодородия, «наряду с разрозненными костяками здесь были найдены полные или почти полные скелеты зубров в анатомическом порядке».

Поскольку под руками нет фотоснимка обнаруженного именно в этой местности предмета, выдаваемого за «рубило», стоит привести изображение аналогичного артефакта, только из Англии (длиной 13,3см, макс. шириной 8 см, весом 425 г), которое тамошние – заграничные – фантасты от археологии датируют временем «от 450.000 до 100.000 лет назад».

Почему они думают, что этот предмет – “рубило”? Потому что и те и другие – и отечественные, и зарубежные интерпретаторы – имеют общих учителей-схоластов, от которых открещивался  Дарвин, и они в согласии с битыми “авторитетами ”постулируют, что данный предмет изготавливал не человек, а сочинённый “питекантроп” – как бы «ещё обезьяна», который вначале мог лишь раскалывать и оббивать поднимаемые им камни, и первыми таким камнями были…гальки: «Более ранние каменные инструменты были простой технологией инструмента гальки, где несколько случайных отщепов скалывалось из речных булыжников, чтобы сформировать острый край», и ладонное «`рубило` – форма в пределах очертания камня».

Это схоластическое «предположение» кто-нибудь доказал?

Эти люди не понимают, что начало человеческой формации сразу было связано с использованием более весомых и существенных орудий, чем постулированная ими недоказуемая “галечная стадия” в развитии каменной технологии. Чтобы поразить животное, люди сразу стали применять колья, тараны им т.п. средства, которыми можно было без особых затруднений поразить крупное животное, а также более весомые средства разделки туш, а не выходить против этих животных «с зажатым в руке» «острым камнем» или использовать такой камень для «рубки туш» или отсечения кусков мяса.

Перед нами наконечник небольшого копья, закреплявшегося с двух сторон накладными деревянными фрагментами, прилагавшимся также к древку и накрепко — путём обмотки — связывавшими эту конструкцию со всем древком. Перед нами не «орудие питекантропа», а каменный фрагмент оружия, произведённого человеком в эпоху каменной технологии.

Амвросиевское святилище по костям зубров в схоластической литературе сейчас “датируют” временем “не более 20 тыс. лет”, расположено оно на возвышенности в виде небольшого плато, где хозяйничают ветры. В этих местах  на склонах балки Широкая найдены две шахты.

Максимальная высота подземных ходов – 90 см, ширина – 8 м, длина – 20-25 м. В толще известняка залегало ценное сырьё человека той технологической эпохи  кремневые жилы. Добытчики кремня умели предохраняться на случай завалов. «Трудиться им приходилось в довольно-таки рыхлой породе: сохранились меловые столбики, служившие, по всей видимости, опорами». Надо думать, использовались и деревянные опоры — но они до наших дней не сохранились. Из добытого кремня изготовлялись наконечники копий и стрел, ножи, скребки, резцы, даже миниатюрные игловидные вкладыши.

Естественно, что каменная продукция должна была растекаться по окрестностям, что и фиксируется в ходе раскопок в разных местах.

Кремень мог служить предметом обмена с другими племенами или группами населения. Работа в кремневых шахтах требовала времени и энергии, специального знания и навыков, а значит, скорее всего, занятия только этим видом деятельности.

Видно, что уже тогда существовали группы или роды “подземных мастеров”, обеспечивавших соплеменников кремнем в обмен на пищу, шкуры и т.п..

Характерно, что помимо костей бизонов, сайгаков и др. животных на Амвросиевском костище были найдены раковины морских моллюсков, которые также играли какую-то роль при отправлении культа и могли быть доставлены сюда с побережья для товарообмена или даже играли роль денег.

Перед нами, таким образом, предстаёт общественная формация с достаточно развитыми формами разделения труда, – но и предшествующие ей эпохи, включая т.н. «неандертальцев», от которых её несколько отодвинула новая датировка, также не могли иметь что-нибудь общего с фантастическими “питекантропами.”

Другой автор, историк и этнограф С.А.Токарев (1899-1985), попавший в плен ретроградных представлений, вопреки очевидным, имеющимся в распоряжении исследователей, материалам, ещё более занижает интеллект этого “древнего” человека: “Все, что мы знаем о неандертальцах, заставляет скорее думать, что они руководствовались в своих действиях не сознательными представлениями, а инстинктами…”. Но этого, между прочим, нельзя в полной мере сказать даже о медведях, которые, охотясь, могут взять кусок льдины и обрушить его на моржа, дабы вполне осмысленно нанести ему ранение, чтобы в таком состоянии его легче было задрать, или, защищаясь от нападения крупного кабана, подкатывать к краю горки огромные камни и скатывать их на подбирающегося по опасной крутизне борова, чему был свидетель, спасающийся на дереве от того и другого, знаменитый дальневосточный исследователь и охотник В.К.Арсеньев (1872-1930).

Фантастически подаёт «неандертальцев» и «директор Палеонтологического института РАН, академик Алексей Розанов» в своём интервью «Независимой газете» от 27 сентября 2006 г.: «Тело их было покрыто густой жесткой шерстью…».

Этот академик никак обладает даже настоящей шкурой звероподобного «обезьяночеловека», сочинённого когда-то фальсификаторами в Германии на волне политической и идеологической борьбы.

Здесь обращает на себя внимание не само фантастическое описание «неандертальца», а как лихо эксплуатируется некритическое отношение и слепое доверие обывателя к словам увешанного научными степенями и признанием “специалиста”.

The New Scientist не сообщает ничего нового, когда пишет: «В результате эксперимента Грегори Бернс, нейроэкономист из Университета Эмори (Атланта), пришел к выводу, что, когда среднестатистический человек получает экспертную оценку по какому-либо вопросу, его критическое мышление, как правило, отключается, и он полностью доверяется мнению знатока».

Грегори Бернс, очевидно, не знаком с тем, что слепое доверие простофиль, независимо от их “образования”, с незапамятных времён эксплуатируется всякого рода обманщиками.

Между тем, люди, которым прилепили ярлык “неандертальцев”, выдавая их за обезьянолюдей, жили (в общем-то – в достаточно близкое от нас время) весьма организованными племенными общинами, имели заметно больший объём головного мозга, чем ныне живущий человек, имели развитую культуру, обнаруживаемую во время раскопок, достаточно глубоко, насколько это было возможно при каменной технологии, вникали в сложную суть мира, обладали соответствующими социальными институтами, сплачивавшими их в крепкую организацию, и в пещерах отправляли свои культы: совершали жертвоприношения, возлагали дары божеству, а находимые тут же «каменные орудия», прикреплённые к деревянной основе, использовались в виде ритуального копья, топора, ножа и т.п. при совершении тех или иных ритуальных действий – заклания животных или человека, разделки туш, а в ряде случаев возможно и в ходе священного пиршества, священных захоронений или особых церемоний. Естественно, что человек того времени был бы немало удивлён, если бы узнал, в каком примитивном духе рисуется его бытие иными современными “историками”, имеющими “научные степени” и “университетские дипломы”, как бы доказывающие, что они прошли надёжные умственные испытания и способны быть “жрецами науки”.

Люди эпохи каменной технологии – эти сильные и бесстрашные «охотники на медведей и львов» – вели суровую и героичную по тогдашнему времени жизнь. Они оставили нам свои необычайные пещерные святилища и храмы, и артефакты, которые там обнаруживаются – рисунки, кости животных, изделия из камня, места, где обнаруживаются захоронения, отображают их мысли и идеологию. Здесь в овеществлённой форме запечатлены их высшие представления о мире, их философия, и их удивительно глубокое понимание основ мироздания, какое только могло быть достигнуто в то время, – как бы ни отличались их представления от наших сегодняшних дней! Эти люди стоят в одном ряду предшествовавших нам поколений, их кровь течёт в нас – в их сегодняшних потомках, «и они имели благородную и священную цель – передать нам жизнь и свою цивилизацию, ибо по-своему они были цивилизованы соответственно своей стадии развития»![35]

Если бы те “авторитеты”, что сочинили фантастическую, схоластическую, «первобытную историю» с «человеком», «произошедшим в Африке», «хабилисом», «эректусом», а также «открыли» феноменальные «жилища из костей мамонта» в «условиях ледяного панцыря в 2 км толщиной на Русской равнине, и в районе Москвы – в частности”, работали бы в промышленности, например, в самолётостроении, то их «самолёт» только потому не упал бы с неба и не погубил бы находившихся в нём пассажиров, что он просто не смог бы даже взлететь: там ничего не работало бы! И такие люди были бы удалены из технической отрасли. Но в археологии и о древнейшей истории человека можно «нести любую несуразность»! [36]

2. Бросающееся в глаза задревление датировок и конструирование химерических картин при обнаружении находок , относящихся к Каменному веку. 

2-0. Когда жили так называемые «неандертальцы»? 

Как далеко отстоят от нас времена, когда жили люди, которых схоласты, опрокидывая законы логики, выдают за сочинённых питекантропов-неандертальцев?

Попробуем предельно внимательно и осторожно подойти к этому вопросу, поскольку это ведёт к вопросу о продолжительности также и других, более древних, эпох в истории человечества, и наводит на мысль о более коротком историческом процессе развития человечества, чем те 1-2 или 7 млн лет, какие приписываются становлению человечеству в сегодняшней литературе.

Выше уже обращалось внимание на то, что рядом с останками человека, обнаруженными около Малого Фельдгоферского грота, были найдены два неолитических каменных топора, которыми его наверняка принесли в жертву, согласно ритуалу того времени, и что изогнутость бедренной кости фельдгоферского человека, определённо указывает на то, что этот человек практиковал конную верховую езду.

Но есть и другие данные, которые также  указывают на так называемый «неолит» и на чрезмерно раздутую древность той не слишком далёкой эпохи, когда жили эти представители человечества, оставившие после себя соответствующие артефакты.  Обратите внимание на приводимые ниже «даты». Сообщается, что «палеонтологи из США обнаружили, что неандертальцы [«около 42 тыс. лет назад»], как те, что жили на северо-западе Европы (Бельгия)так и те, что находились на Ближнем Востоке, а конкретно – на территории Ирака, «готовили и употребляли растительную пищу: ученые нашли зерна в их зубах». «Между зубами неандертальцев найдены зерна растений, причем некоторые из них были обработаны на огне». Долорес Пиперно и ее коллегам из Смитсоновского национального музея естественной истории (Вашингтон) удалось обнаружить между зубами ископаемых людей частицы растительной пищи – «окаменевшие семена и частицы растений трибы (одна из ступеней классификации растений) Triticeae, к которой принадлежат, в частности, современные пшеница, рожь и ячмень, рода Phoenix — финиковых пальм, а также подсемейства мотыльковых (Faboideae) семейства бобовых». Было обнаружено, что «неандертальцы питались широким ассортиментом растений, например, различными овощами, представителями семейства бобовых и плодами финиковых пальм». «Об этом свидетельствуют выявленные учеными следы крахмала на зубах неандертальцев».

Отмечается, что и «раньше при раскопках неандертальских поселений ученые находили зёрна растений, но впервые им удалось получить такое явное подтверждение тому, что неандертальцы питались этими растениями». «Мы раньше находили пыльцевое зерно в местах стоянок неандертальцев, но было непонятно, употребляли ли они растения в пищу, – сообщила в интервью BBC одна из авторов работы профессор Университета Джорджа Вашингтона Элисон Брукс. – Теперь мы обнаружили остатки растений непосредственно во рту неандертальцев, что радикально меняет наши представления об их диете».

Исследователи и раньше располагали непрямыми свидетельствами того, что южные неандертальцы, обитавшие на Ближнем Востоке, включали в рацион злаки, плоды пальмы, бобы, жёлуди и фисташки. Но до сих пор не было известно, питались ли так же разнообразно «классические» неандертальцы, населявшие северо-запад Европы. «Группа Хенри изучила содержание зубных отложений двух ископаемых неандертальцев (по прозвищу Спай I и Спай II) из пещеры Спай в Бельгии, а также одного ближневосточного неандертальца Шанидар III из пещеры Шанидар в Ираке. Всего в распоряжении исследователей оказались 7 зубов. В зубных отложениях они нашли зёрна крахмала и окаменевшие растительные остатки (фитолиты). Зёрна крахмала – очень информативный материал: поскольку они различаются по размеру и форме у разных растений, их можно использовать для определения». Речь идёт об эпохе, когда употребление зерна было распространённым и  обычным явлением. «На зубах иракского неандертальца Шанидар III (клык, коренной и резец) антропологи обнаружили 73 крахмальных зерна. Большую часть их оставили зёрна злаков – диких родственников пшеницы, ржи и ячменя. На втором месте находились зёрна крахмала из бобовых растений (предположительно, горох, нут, чечевица). Некоторые зёрна происходили из клубней и корневищ. Более 40 процентов крахмальных зерен имели характерные повреждения, которые возникают при воздействии температуры и воды. Это признаки того, что данные зерна подвергались кулинарной обработке. Скорее всего, часть растений варили. Среди окаменевших растительных остатков — фитолитов большая часть составляла остатки фиников — плодов финиковой пальмы. Остальные напоминали остатки фруктов, но ученые затрудняются их определить». «От каждого из бельгийских неандертальцев ученые получили по два зуба, в которых насчитали 136 зёрен крахмала. Примерно половину составляли зёрна из корневищ водных растений: кувшинки белой и кубышки желтой. Среди остальных преобладали зёрна злаков. Довольно много зёрен разных растений не поддавались определению, но все вместе они свидетельствовали о разнообразии рациона. На многих зёрнах имелись следы кулинарной обработки».

Полагают, что зёрна, найденные на иракских останках, были, «скорее всего, приготовлены в воде, то есть сварены или запечены».

«Детальный анализ частиц пищи» показал, что «некоторые из этих растений претерпели разного рода физические изменения, в частности, температурный нагрев».

Пресловутые «неандертальцы» «владели техникой разжигания огня и сознательно применяли его для повышения вкусовых и питательных качеств пищи» («обнаруженные свидетельства говорят о том, что неандертальцы тратили свои время и силы на обработку растительной пищи способами, которые усиливали ее съедобность и питательные свойства«). «До сих пор ученые не находили растительных остатков на орудиях, при помощи которых Homo neanderthalensis готовили еду. Хотя в пещерах и даже очагах неандертальцев обнаруживали пыльцу, эти находки не позволяли однозначно утверждать, что “Homo neanderthalensis” действительно ели растения, а не случайно заносили их в пещеру на одежде».

Могли ли так называемые «неандертальцы», в интерпретации «первобытников», заниматься выращиванием растений?

По словам исследователей из США, они «не владеют никаким доказательством того, что неандертальцы вели сознательное сельское хозяйство. Хотя некоторые из каменных артефактов, которые найдены на местах стоянок древних родственников человека, могли служить для сельскохозяйственной обработки растений».

Обратим внимание, что в данном пассаже сфантазированные “питекантропы”-“неандертальцы” проходят за «родственников человека», но не за людей! Хотя из описания явно видно, что эти люди имели прямое отношение к зерновому хозяйству и речь идёт озерновой эпохе. Сообщается, что «недавно другой коллектив исследователей сделал похожее открытие — только предметом изучения служили не неандертальцы, а современные люди. Ученые обнаружили остатки растений на орудиях для перемолки возрастом 32 тысячи лет. Ранее также считалось, что в это время Homo sapiens питались преимущественно мясом». Но такое же заключение делают и по отношению к тем, кого именуют «неандертальцами»: «Среди микроскопических кусочков пищи, найденных между зубами этого вымершего вида человека, обнаружились культурные растения. Возраст находок составлял 36–44 тыс. лет». «Антрополог Аманда Генри из Центра по изучению палеобиологии гоминид (CASHP) вместе с коллегами выяснила, что неандертальский человек выращивал зерновые и другую пищу, содержащую углеводы. Причём употреблялась она не в сыром виде: изучение зёрен ячменя показало, что он был сварен либо испечён». На местах «стоянок», как трактуют пещерные святилища схоласты, «найдены также грецкие орехи, каштаны и растения, близкие к цикорию и салату-латуку — вдобавок к ранее обнаруженным желудям, фисташкам и рогозу (родственная камышу съедобная трава, растущая в болотистых местах)».

Согласно этим выводам, «неандертальцы» «следили за сезонными циклами: культивируемые ими бобовые и финики имеют разное время сбора урожая. Древние охотились на мелкую дичь, занимались рыболовством и использовали огонь для приготовления пищи. А употребление растений, похожих на нынешнюю кухонную зелень, доказывает, что они были неплохими кулинарами».

Естественно, американские простаки, которые с самого начала не вникали в суть химерического понятия «питекантропа»-«неандертальца», вынуждены констатировать, что «полученные результаты опровергают преимущества «современного человека» перед «неандертальцами» в способах питания. Судя по всему, последние, находясь в разных климатических зонах (и на тёплом Ближнем Востоке, и на севере Европы), питались достаточно разнообразно, в том числе и растительной пищей: ели злаки, бобы, плоды пальм, корневища. Часть из этого употребляется в пищу и сейчас, но некоторые растения сегодня считаются несъедобными (например, корневища кувшинки и кубышки). Рацион неандертальцев определяется набором произрастающих в данной местности видов. Южные люди потребляют больше злаков, северные — больше корневищ. Поскольку разные растения созревают в разное время, по-видимому, приготовление растительной пищи носило сезонный характер».

Ясно, что древность артефактов, приписываемых иллюзорному «неандертальскому человеку», относится к более близкому времени и, судя по всему – к так называемому «неолиту».

Люди, костяки которых находят на месте пещерных святилищ, были принесены в жертву при отправлении культа плодородия – по случаю сезонного праздника и согласно религиозному обряду –  ударом по голове тупым орудием, а зёрна могли также влагаться в рот жертве, с культовой целью побудить природу воспроизвести территориальной общине как можно благ, и, прежде всего,  изобилие продовольственных ресурсов и содействовать рождению новых детей. Однако зомбированные химерическими представлениями схоласты, не способные к восприятию реальности, продолжают распространять свои надуманные построения.

Вот типичный образчик печатаемой фантасмагории, когда добываемые материалы опровергают как химерическую конструкцию “обезьяночеловека”-“неандертальца”, так и абсурдную “датировку” артефактов, которым приписываются фантастические цифры: «Большая часть находок охватывает огромный период – от 125 до 30 тысяч лет назад, и всё это время в Крыму безраздельно господствовали неандертальцы (первые люди современного облика появились на Крымском полуострове 29 тысяч лет назад)… примерно 50 тысяч лет назад жители Кабази (так называется одна из стоянок неандертальцев) радикально изменили технику изготовления орудий. Наконечники копий и острые, как бритва, кремневые клинки, предназначенные для разделки туши, стали гораздо более лёгкими и изящными. Даже опытные археологи, которым без дополнительных пояснений демонстрировали изделия крымских неандертальцев, решительно утверждали, что перед ними не что иное как каменная продукция анатомически современного человека». Однако те, кто внедряет свою псевдонауку, знают, что делают.

Но вот и ещё один материал.

Согласно новым данным, появившимся в “Трудах национальной академии”,  «Исследователи детально изучили сделанные из песчаника орудия, найденные в нескольких местах раскопок по всей территории Европы. Они выявили на каменных орудиях отпечатки, которые указывают на их использование для перемалывания зерна по типу пестика и ступки. Но самым интересным было то, что найденные орудия были покрыты следами растительного материала, а именно несколькими видами микроскопических крахмальных зерен»[1]. «Тот факт, что эти “остатки муки” (как с особенным выражением описывает крахмальные остатки Nature News) были обнаружены на точильных камнях в Европе (т.е. Италия, Россия и Чешская Республика), указывает на переработку и потребление муки – сложный процесс, включающий сбор урожая, перемалывание зерна и приготовление из муки различных блюд».

Почему же раньше не могли обнаружить признаки изготовления людьми муки на каменных предметах, находимых при раскопках пещер, которые в иллюзорном восприятии “исследователей”, склонных к фантастическим выводам, воспринимались как “пещерные жилища” “первобытного человека”, а не как более поздние памятники, относящиеся, в общем, к весьма близкому времени?  С одной стороны, «кости животных со следами разрезов и каменные ножи для охоты по всей вероятности более долговечны, чем растительные останки», и археологи «просто археологи никогда не ожидали обнаружить свидетельство того, что ранние люди питались не только мясом, поэтому они и не искали». С другой стороны, «даже если бы кто-то и попытался поискать эти свидетельства на каменных орудиях, выкопанных археологами, у него бы возникли с этим проблемы. Это связано с тем, что «во время очищения орудий в местах раскопок, слишком усердные археологи смыли с них все останки растительного материала!». «Не ожидая выявить на каменных артефактах следы каких-либо растений, они, подготовляя их для проведения анализа, тем самым уничтожали на орудиях растительные свидетельства, которые возможно кто-то впоследствии обнаружил бы и захотел заново исследовать найденные образцы».

Таким образом, фиксируется и логическая ошибка: «отсутствие фактов (в данном случае, это касается употребления в пищу растений) не является фактом отсутствия, мы снова видим, как чьи-либо предубеждения оказывают непосредственное влияние на мнение об этих фактах»[2].

Означенные “точильные камни” с растительными остатками на них схоластической школой, разглагольствующей о химерической, антидарвинистской, антинаучной, “эволюции”, датируются – согласно фантастическим или шулерским “радиоуглеродным анализам”, в «30.000 лет»! То есть хронология эта просто подгоняется под выдуманную ими схему и является всего лишь их “уверением”, адресованным доверчивым обывателям и простакам.

Ряд зарубежных авторов, «хотя и согласны» с тем, что обнаруженные на точильных камнях крахмальные зерна являются свидетельством “употребления ранними людьми молотой муки”, но, исходя из фантастической датировки в «30 тыс. лет», в которую они поверили, «не допускают существования в те времена земледелия», полагая, что «источником крахмальных зерен были корни рогозы и зерна травы под названием Brachypodium».


[1] Каллавей E. «Обнаруженная в Европе мука Каменного века», Nature News, 18 окт. 2010; Ван Гилдер Кук С. «Люди в Каменном веке любили кушать мясо с булочками». — New Scientist 208 (2783), 18, 23 окт., 2010; Реведин A. и 9 др. авторов. «Свидетельство обработки растительной пищи возрастом 30 тысяч лет». — Труды Нац. академии наук, 18 окт, 2010.

[2] Кетчпул  Д. Мука из «Каменного века» разрушает еще одно эволюционное предубеждение.

2-1. Ещё о псевдонаучных датировках эпигонов схоластики

Сообщается, что на дне одной из пещер в Грузии археологи обнаружили, что «ее древние обитатели обрабатывали здесь ткань. Во время поисков древней пыльцы растений ученые нашли в земле крошечные льняные волокна. Некоторые из них были переплетены, другие – обрезаны, а часть окрашена в черный, серый, бирюзовый и розовый цвета. Кроме того, исследователи установили, что древние люди обрабатывали в пещерах мех (для одежды) и шкуры животных».

Пещера Дзудзуани

Эту находку, «согласно данным, установленным по углероду-14», «полученным на основании исследования извлеченных из земли органических образцов», датировали возрастом примерно в «30 тыс. лет»[1] или в «более 34 тыс. лет» (до этого отпечатки волокна льна, обнаруженные в пещере, датировались схоластическим радиоуглеродным «методом» «начиная с около 21.000 лет»). Крученое волокно, изготовленное из дикого льна, и сопутствующие этим нитям орудия труда были найдены в древней пещере Дзудзуани недалеко от города Чиатура в Верхней Имеретии в Западной Грузии в 2007 году.

Зафиксированные следы льняного волокна из грузинской пещеры

 Наиболее ранней находкой до этого считались льняные «волокна из Чехии», которые «были произведены», согласно схоластам, «около 28 тысяч лет назад». Другое сообщение иначе передаёт эту информацию: «до сих пор самой древней считалась нить из крапивы, обнаруженная на территории современной Чехии (29 тыс. лет)».

Лён

Иначе говоря, фантазируемые «примитивные “пещерные люди”», жившие, якобы «в пещерах», имели весьма «развитые навыки обработки тканей», о чём говорят разноцветные нити, «ещё» – если принять на веру представления схоластов – «до появления цивилизации  и возникновения сельского хозяйства».

Должно быть ясно, что люди, обладающие «культурными и технологическими способностями собирать урожай, обрабатывать и красить различные материалы, а также плести волокна, несомненно обладали достаточными способностями, умом и сообразительностью, чтобы также «построить себе теплый и сухой дом под открытым небом», а не обитать в пещере»[2], как их примитивизируют схоласты, сочинившие свою «хронологию».

То есть люди, оставившие следы производства тканей, жили в намного более близкие времена и  демонстрируют весьма цивильную и развитую социальную жизнь.


[1] Квавадзе E. и др. Волокна из дикого льна, датируемые 30 000 годами // Science. – 11 Sep 2009; 325:1359.

[2] Картер Р. В. Древняя ткацкая фабрика?

2-1.    «Открытие алтайского человека».

 В ряду самых несуразных афёр, связанных со всякого рода конструируемыми «питекантропами», стоит и «информация» об открытии в Денисовой пещере так называемого «алтайского человека». Эта неуклюжая «сенсация», должна, наверное, побудить соответствующих спонсоров оплатить «труд» ещё одной группы «учёных-археологов», промышляющих на «исследованиях» никогда не существовавших «питекантропов».

Денисова пещера находится в долине р. Ануй в Солонешенском районе на высоте 600 м над уровнем моря». «Пещера называется Денисовой потому, что во второй половине 18 в. в ней жил отшельник Дионисий. Алтайцы называют пещеру Аю-Таш, или «медвежий камень»». «Пещера имеет площадь в 270 кв. м, длиной 110 м и представляет собой большой «центральный зал» у входа и два углубления внутрь скалы».  Это – «единственный памятник Алтая, содержащий многометровые толщи культурных отложений, своеобразный «слоеный пирог», включающий более 20 культурных слоев и представляющий, таким образом, разные эпохи развития человечества». Самые древние слои Денисовой пещеры, согласно «технике подсчёта» схоластов, «имеют возраст 282 тысячи лет».

Вид из Денисовой пещеры

В Денисовой пещере «российские ученые обнаружили фалангу кисти и несколько зубов. Их коллеги из германского Института эволюционной антропологии расшифровали геном… этих останков». Оказалось, что обитатели пещеры были «не неандертальцами»,  и «не людьми современного вида», а относились к третьему, ранее неизвестному таксону (группе) Homo, который произошел из группы людей, покинувших Ближний Восток  примерно 300–400 тыс. лет назад»  (переселившись «с территории современного Израиля на Алтай, где жили очень изолированно около 250 тыс. лет»). «В Денисовой пещере на Алтае выявлен новый тип людей, обитавших на современной территории Алтайского края 30-40 тысяч лет назад одновременно с неандертальцами и людьми современного типа». На основании только одной «костяшки» («фаланги кисти»)  и «нескольких зубов» в лучших традициях схоластической «школы» был «воссоздан» уже и облик этого «существовавшего»  «человека»:

Питекантроп «Homo altaiensis — человек алтайский»

«Денисовец», или «алтайский человек» крупным планом!

«Эти питекантропы, «представители “третьего” вида людей, обитавшие на современной территории Алтайского края 48–30 тыс. лет назад, передвигались как атлеты». По словам сотрудницы Института археологии РАН Марии Медниковой в статье для журнала «Археология, этнография и антропология Евразии», особенности кости фаланги левой стопы «свидетельствуют о характерном способе передвижения — наподобие спортивной ходьбы». «Сенсация в мировой науке произошла в результате анализа специалистами немецкого Института эволюционной антропологии Макса Планка (г. Лейпциг) ДНК фрагмента фаланги пальца 6-7 летней девочки». Затем «в журнале «Nature» вышла статья по результатам расшифровки ядерной ДНК кости фаланги древнего гоминида из Денисовой пещеры. Учеными Института археологии и этнографии СО РАН совместно с палеогенетиками Института эволюционной антропологии им. Макса Планка получены уточненные данные, позволяющие предположить существование на востоке Азии новой популяции первобытного человека». «В ходе исследований было установлено, что зуб (он принадлежал юноше в возрасте около 18 лет) также относится к новой популяции, которая была выявлена при анализе фаланги. Причем между обитанием этих двух особей был, по-видимому, большой хронологический перерыв. По разным данным он составлял от 7,5 до 16 тысяч лет. Так что сейчас мы можем уже говорить о конкретных результатах». «Вторая находка позволяет с уверенностью утверждать, что 50-30 тысяч лет назад существовала неизвестная ранее науке популяция». Морфологические исследования показали, что найденный археологами зуб гораздо древнее, чем зубы всех известных ископаемых людей и современного вида – Homo sapiens, и неандертальцев. Но менее архаичен, чем зубы Homo habilis (Человек умелый)  и Homo erectus (Человек прямоходящий). Другими словами, человек, найденный в Денисовой пещере, занимает промежуточное место между этими видами».

Таким образом, схоластами найден ещё один «питекантроп», ниспровергающий каноны логики, того, что наблюдается в природе, а также усилия Чарлза Дарвина и других учёных, которые показывали несостоятельность искусственно конструируемой идеи «переходных звеньев» при возникновении человека от непосредственного обезьяньего предка!

Сдаётся, что люди, которые делают такие «величайшие открытия» вообще никогда в жизни не открывали трудов Дарвина и других учёных, давно показавших, что такие «открытия» – не в ладах с законами природы и положениями логики, в которых эти законы нашли своё выражение и отражение.

Однако продолжим приводить извлечения из текстов, запущенных в оборот “творцами” этой “сенсации”: «Ученые затрудняются определить — что это — новый вид, или подвид человека», поскольку найденное «отличается от ископаемых Homo sapiens и от неандертальцев». «…в ходе исследований был выделен геном, который впоследствии сравнили с 54 геномами представителей современных людей со всего земного шара, 6 геномами неандертальцев и одним – представителя ископаемого Homo sapiens, который был обнаружен на Дону – в селе Костёнки… В результате получилось, что «денисовец» отошел от общей ветви развития человека около 1 млн лет назад».

М.В.Шуньков: «Homo altaiensis — человек алтайский»

«Долгое время считалось, – вводит в «суть дела» М.В.Шуньков, доктор исторических наук из Института археологии и этнографии, – что неандертальцы являются прямыми предками современного человека, однако с учетом данных последних исследований палеогенетиков они выделены в отдельный вид». — До 4% генов неандертальцев есть у современного населения Евразии. А вот генов «денисовцев» – не обнаружено вообще. Это означает, что они никак не общались с современным населением Евразии. За одним исключением – от 4 до 6% генов «денисовца» есть у жителей Меланезии. Конечно, это не значит, что «денисовцы» мигрировали на юго-восток Азии, скорее всего предки меланезийцев контактировали с «денисовцами» на территории Восточной Азии. «…мы можем точно говорить, что на территории Евразии существовало три вида – Homo sapiens, который является прямым предком современного человека, и два архаичных вымерших вида – неандертальцы в западной части Евразии и «денисовцы» в восточной». «Культура, носителем которой был «денисовец», по оценке археологов, являлась очень прогрессивной. И гораздо более развитой, нежели культура неандертальцев. К такому выводу ученые приходят в связи с тем, что неандертальцы и «денисовцы» проживали на Алтае в одно время. Всего в 100 км от Денисовой пещеры есть пещера, которая в настоящее время носит имя академика Алексея Окладникова. — Там были найдены костные фрагменты древнего гоминида, которые также были исследованы в Институте эволюционной антропологии им. Макса Планка, и было четко установлено, что они принадлежат неандертальцу. Так вот, материальная культура, а все находки имеют возраст около 50 тысяч лет, обитателей Денисовой пещерыразительно отличается от культуры неандертальцев, — подчеркивает Шуньков. — В первую очередь, я могу отметить прогрессивные черты в развитии каменной индустрии. Кроме того, нами были найдены орудия из кости, в частности, миниатюрные, длиной 4-5 см костяные иглы с просверленным ушком».

  Иглы из Денисовой пещеры

О неандертальских «костяных иглах» — “питекантропах”, занимавшихся шитьём —  также говорилось и выше, и приводилась соответствующая фотография, показывающая, что то  были обычные люди, как и мы, только жившие в лучшем случае ещё в эпоху каменной технологии, предшествующую металлам. Мы повторим здесь эту фотографию:

 Но продолжим знакомство с материалами Денисовой пещеры: «В числе находок есть и украшения, которые, кроме чисто эстетической функции, несли и большую символическую нагрузку. Это свидетельствует о сложной социальной организации внутри популяции. Особенно примечательны два украшения из камня, которые в принципе перевернули понимание ученых о первобытном человеке. Во-первых, было найдено два фрагмента каменного браслета, сделанного из хлоритолита – камня, который был доставлен из Рудного Алтая за 250 км. Минерал очень редкий, при различном освещении он меняет свою окраску. И дело даже не в том, что его привезли издалека. Например, в этом же слое были найдены бусины из скорлупы страусовых яиц, ближайшие выходы которой известны в Монголии и Забайкалье».

«Технология изготовления браслета поражает. Он был сделан с помощью расточки. Бралась галька, затачивалась на каком-то абразиве, затем в центре просверливали отверстие и растачивали его. Причем сверлили на станке! Такие технологии получили широкое распространение существенно позже, только в эпоху неолита».

На одном из форумов я [Тимур Курт-Доде] обратил внимание своих «оппонентов»:  «Не я пристёгиваю «неолит» к «мустьерским» памятникам, а те, кого представляют как «специалистов», либо прячут эти артефакты, замалчивая их,  — дескать, «нашли артефакты, которым 100.000 лет», либо, «сдуру», пробалтываются об этом., подавая тут же неолитический материал, не понимая, что он хоронит их фантастическую датировку… Или Вы думаете, я несу «отсебятину»? И приписываю им «невесть» что? Именно эти авторы и выплёскивают действительный неолитический или непосредственно преднеолитический материал, делая свои басни вообще несуразными».

По словам участника раскопок доктора наук из Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН Мих. Шунькова, «в этом браслете было просверлено еще одно отверстие, трассологический анализ поверхности которого показал, что это украшение было составным, и какая-то штучка, возможно брелок или кольцо, была на кожаном ремешке подвешена к браслету. А через 2 года мы нашли мраморное

кольцо, которое подтвердило, что приемы изготовления – внутренняя расточка, сверление, шлифовка, — были действительно характерны для обитателей Денисовой пещеры. Все это говорит об очень высоком уровне «денисовцев». И социальном, и эстетическом, и технологическом. И сейчас мы можем с уверенностью говорить, что эта высокоразвитая культура не принадлежит Homo sapiens». 

«На вопрос, почему эта ветвь развития человека оказалась тупиковой, ученые, — компостирует мозги Шуньков, —  пока не могут ответить». «В случае с «денисовцем» нам сложнее строить какие-либо гипотезы, поскольку у нас пока нет возможности даже реконструировать его внешний вид – для этого нужен, как минимум, череп. К сожалению, антропологические находки – это очень большая редкость. Если костей животных, которыми питался человек, каменных орудий – десятки тысяч экземпляров, то находок даже фрагментов скелета первобытного человека – единицы. На территории всей Сибири их насчитывается всего 7. И в Денисовой пещере, где человек жил на протяжении 280 тысяч лет до этого было найдено 2 зуба, фаланга и еще 1 зуб».

«И все, — констатирует Шуньков. – В этом году нашли еще 1 фалангу, еще 1 зуб и фрагмент черепа… По всей вероятности, у человека было особое отношение к человеческим останкам». «В Денисовой пещере была найдена окаменелая фаланга пальца, из которой удалось извлечь митохондриальную ДНК. Сравнив ее с ДНК современного человека и неандертальца, обнаружили, что различие с современными людьми составило 385 нуклеотидов (у неандертальцев отличие — 202 нуклеотида). Гоминид представляет собой особую ветвь в развитии человека.

Согласно Шунькову, «гоминид был ребенком, предположительно девочкой и жил 40.000 лет назад».

«Новый вид человека пока никак не назвали» — сообщил Шуньков. Ученые полагают, что данная ветвь отделилась от эволюционного древа около 1 млн лет назад — задолго до того, как отделились неандертальцы». «…морфология и митохондриальная генетика показали: популяция человека из Денисовой пещеры занимает промежуточное место между гомо хабилис и гомо эректус и известным до сих пор науке древними обитателями Евразии — кроманьонцами и неандертальцами». «Миграция населения из Северо-Восточной Азии на территорию Америки прослеживается по специфическим каменным орудиям – бифасам. А наиболее древние бифасы, возраст которых около 100 тысяч лет, найдены в 2 км от Денисовой пещеры. Поэтому мы можем смело говорить, что «денисовцы» оказали влияние и на древнейшее население Северной Америки».

Бросается в глаза ненаучная «хронология», которой здесь «оперируют», а также схоластическое, «гипотетическое», построение «предыстории человечества» — в соответствии с битой ещё Чарлзом Дарвином «теорией промежуточного звена».

«Шуньков: Результаты подтверждают, что, действительно, мы имеем дело с новой популяцией древнего человека. Исследования позволили уточнить путь, по которому шла эволюция человека. Полученный геном этого существа был сравнен с геномами 54 современных людей со всего земного шара, а также с ДНК древнего гомо сапиенса и 6 неандертальцев. Получилось, что «денисовец» отошел от ветви общего развития человека около 1 миллиона лет назад. И развивался своим, как в итоге оказалось, тупиковым путем. Общий же ствол эволюции развивался в сторону гомо сапиенса и неандертальца, и примерно около 400.000 тысяч лет назад эти виды разошлись. Первый привел к современному человечеству, второй, как мы знаем, также оказался тупиковым. Ядерная ДНК показала, что наиболее близкими «денисовцам» были все-таки неандертальцы. Они, в свою очередь, тесно общались с гомо сапиенсами, и до 4 % генов неандертальцев есть у современного населения Евразии. Генов же «денисовцев» у жителей Евразии не прослеживается, то есть они с предками современного населения не общались. Единственный ныне живущий народ, у которого сохранились от 4 до 6 % генома «денисовцев», — это меланезийцы». Шуньков: «…До сих пор представлялось, что около 50 тысяч лет назад Евразию населяли только два вида людей — гомо сапиенс и неандерталец. Теперь же можно сделать вывод о том, что на территории Евразии существовало два архаичных вида — неандертальцы в ее западной части (Европа и запад Азии, включая Ближний Восток)  и «денисовцы» в восточной. С обнаруженными в Денисовой пещере останками история обогатилась, и у нас с вами появился еще один предшественник» [в лице “тупиковой формы” – Т. Курт-Доде].

Читатель может ещё раз поразмышлять над «неолитическими» или ещё более поздними артефактами, “архаизируемыми” схоластами, которые совершенно неспособны установить для производимых находок истинную древность и клепают очередные свои фантастические “интерпретации”.

В более расширенной версии интервью М.Шунькова заявляется: «…культура обитателей пещеры [т.е. «денисовца»] выглядит значительно более прогрессивной, чем культура неандертальцев, которые, кстати, обитали в окрестных пещерах. У неандертальцев каменные орудия (наконечники, скребла и др.) имеют четко выраженный западноевропейский (так называемый мустьерский) облик. В Денисовой же пещере были найдены остатки материальной культуры возрастом  в  50 тыс. лет, которая по археологическим признакам соответствует культуре человека современного физического облика. Здесь были найдены не только каменные орудия, но и костяные. Причем обработаны они более совершенными способами. Например, были обнаружены миниатюрные,  до 5 см, каменные иглы с просверленным ушком, различные следы символической деятельности или, проще говоря, украшения. Неутилитарные предметы, свидетельствующие о сложной социальной организации, в массовом количестве найдены в этом слое Денисовой пещеры. Кроме того, были найдены два украшения из камня, которые перевернули наше понимание о первобытном человеке. Это два фрагмента браслета из хлодитолита — камня, который был доставлен из Рудного Алтая за 250 км. Минерал очень редкий, при различном освещении он меняет свою окраску. Ничего подобного мировой археологии неизвестно. На этом браслете были зафиксированы следы внутренней расточки, при этом сверление было станковым. Эта технология получила широкое распространение только в эпоху неолита и, казалось, никак не могла быть старше 15, максимум 20 тысяч лет. А здесь — 50 тысяч лет! Причем в этом браслете еще было просверлено отверстие. Его изучение показало, что украшение, по-видимому, было сложносоставным. В этом же слое найдены и бусины из скорлупы яиц страуса. Они были доставлены из Монголии или Забайкалья, то есть уже существовал экспорт сырья! Все это говорит об очень высоком уровне — социальном и духовном, эстетическом и технологическом обитателей Денисовой пещеры. Естественно, раньше мы связывали эти предметы с гомо сапиенсом, потому что до сих пор все ранее найденные подобные атрибуты принадлежали ему. Но оказалось, что эта высокоразвитая культура принадлежит «денисовцу», который гораздо архаичнее и неандертальца, и человека современного физического облика. Все это в корне меняет наше представление о примитивном первобытном человеке».

«Переходное звено» в лице «алтайского человека», сочинённого новой популяцией схоластов, на фоне деградации общественных наук в нашей стране, вполне посрамляет «переходное звено» в лице сочинённого в 19 в. другой группой схоластов «неандертальского человека»: это «переходное звено» «от обезьяны к человеку» явно умеет шить весьма «миниатюрными костяными иглами с просверленным ушком» одежду, владеет – ещё 50 тыс. лет назад! – «станковым сверлением», кроме того – «импортирует за 250 км» и больше (из Монголии и Забайкалья) для изготовления украшений или ритуальных предметов драгоценные камни и другое сырьё, а значит ведёт, по крайней мере, “меновую торговлю”… с другими “питекантропами”, которые, очевидно, тоже уже познали некоторое «разделение труда», смогли оценить потребительскую стоимость «драгоценных» камней и иных предметов и приобрели интерес к «торговле»…

Этот же Шуньков, продолжая свою «разводку», не стесняется в заведомо фантастических «цифрах»: «РГ: Когда и почему «денисовцы» покинули историческую сцену? Шуньков: Здесь еще очень много неясного. Пока мы можем сказать лишь то, что в период между 80.000 и 50.000  лет назад «денисовец» обитал на Алтае. В соседних с Денисовой пещерах были найдены останки неандертальцев, которые датированы примерно тем же временем. Это значит, что они вполне могли контактировать. Но каков был характер их взаимоотношений, неизвестно. На эту тему можно только фантазировать».

Схоласты совершенно не способны к научной деятельности. Вслед за одной фантастикой, противоречащей даже логическому мышлению, они творят новые химеры.

Их «учебники» — это сплошная фантастика: «Шуньков: Конечно! Они все время переписываются. Те взгляды, которые были в учебниках, по которым учился я, к сегодняшнему времени полностью пересмотрены».

2-3.  О фантастических «жилищах» из костей мамонтов, «реконструируемых» схоластами

Но вернёмся в те давние времена, о которых мы можем судить лишь по вещественным остаткам, обнаруживаемым то в одном, то в другом месте. При этом мы будем продолжать прибегать к схоластическим «цифровым» датировкам, «прижившимся» в археологической литературе, чтобы читатель в полной мере ощутил их чрезмерность или даже откровенное сочинительство.

Периодические  длительные похолодания в Европе – вначале как бы спад потепления (“125-70 тыс. л.н.” — здесь и далее будем пока оставлять цифры схоластов), как охлаждение, растянувшееся на 55 тыс. лет (с периодом самой настоящей эпохи холодов – 90-70 тыс. л.н.), а затем как бы спад холодов и установление умеренного климата 70-40 тыс. л.н. или 60-50 тыс. л.н.[1] с менее морозными и мягкими зимами (64-60 тыс. лет, 57-55 тыс. л.н. и особенно в промежутке 50-40 тыс. л.н.[2]) и новыми всплесками  более суровых холодов (55-46 тыс. л.н.), надолго обрушивавшимися на Европу – приводили к тому, что в Северном Причерноморье, а значит – и в Крыму, сосредоточивались огромные количества животных и значительное население, вытесняемые сюда с Севера[3].

В этой связи «внушительное впечатление» на западных учёных «производят большие “шалаши” или “хижины”, построенные в долинах украинских рек, где было очень много крупной дичи». Здесь люди возводили «из стволов и жердей (отесанных ветвей)» сооружения «длиной до 9 м, шириной 7 м и высотой до 3 м». Предполагают, что эти каркасы неандертальцы” покрывали шкурами, закрепляя их, как ошибочно думают, тяжёлыми костями мамонта (использовавшимися на самом деле лишь в сакральных сооружениях). Внутри построек имелись очаги. Сжигали не только дрова, но и кости. Последние, однако, сжигали только в ходе ритуальных мероприятий.

Однако необходимо заметить, что, во-1-х, сооружения эти, приписываемые мустьерцам и датируемые «по углям» «в 40 и 45 тыс. лет» на самом деле принадлежат более позднему времени – т.н. «верхнему палеолиту».

Мы имеем в виду утверждение, что на местонахождении Молодово I в 4-м мустьерском слое  (долина Днестра, Черновицкая обл.), «были открыты остатки жилища овальной формы (7×10 м), построенного из костей мамонта». Внутри постройки «сохранились остатки 15 очагов с древесным и костным углем», обнаружены «песчаниковые терочники, песты» и «кухонные остатки» (на самом деле то, что оставалось от приносимых жертв). «Очень много обработанного кремня». Мощность слоя – 12-15 см. Костные остатки принадлежат «мамонту (якобы – «ранняя форма»!), северному оленю, лосю, лошади, оленю, бурому медведю – животным достаточно позднего времени. Все они, включая и другие кости («типично лесных животных, как лось, благородный олень, зубр» и вместе с ними кости песца), принадлежат животным т.н. «позднепалеолитического комплекса». Кремнёвая продукция исполнена в «леваллуазской технике». «Подобное жилище было открыто и на Молодова V», и в Кормань-4, а значит и эти памятники тоже принадлежат к более позднему времени.

Отмечают «отсутствие полного списка фауны из мустьерских слоев стоянок Молодово 1 и 5. Материал, собранный в разные годы, оказался разобщенным и частично утраченным».

Конечно, можно обратить внимание на низкую квалификацию археологов, на отсутствие надлежащего контроля за их деятельностью и отчётностью, а также на отсутствие законодательства, обязывающего их под угрозой уголовного преследования публиковать подробные описания своих находок в соответствующих журналах (например, не позже 2-4-месячного срока со дня их обнаружения.

Но, кроме этого, можно предполагать, что невнятная подача костей животных в литературе – вполне умышленна, и рассчитана на то, чтобы список животных особенно не выявлял манипуляций с датировками

С “жилищем” в воображении археологов связывается скопление костей овальной формы площадью около 40 кв. м со следами 15 очагов внутри круга. Возраст находок в Молодово I  “научными методами” – “по радиоуглероду” — “определили” в 42 тыс. лет, а по другим публикациям даже в 44 тыс. лет!

Однако не стоит обманываться на этот счёт. Такого рода раскопанные объекты на месте святилищ, выдаваемые за фантастические «жилища из костей мамонта», обычны много позднее, и находятся в одном ряду с памятниками Елисеевичи (15-18 тыс. л.н.) — на правом берегу р. Судость (правый приток р.Десны, Брянск. обл.), Гонцы (13-15 тыс. л.н.) – в Полтавской обл., Межиричи (14-15 тыс. л.н.), Мезин (15 тыс. л.н.), Радомышль (на р. Тетерев, близ Житомира), Юдиново (12-18 тыс. или, по другим прикидкам, 14-15 тыс.л.н. в Брянской обл.)Добраничёвка (на берегу р. Супой, приток Днепра), Хотылёво (долина Десны, 18 км от Брянска) – 22-24 тыс. л.н. (цифры наверняка задревнены). Об этих памятниках пишут, что «хронологически данный тип жилищ можно отнести к периоду 16-14 тыс. л.н.».

Стоит вообще обратить внимание на то, как разные археологи высказывались о времени бытования подобных построек. «Для Мезина существует ряд радиоуглеродных датировок, которые значительно расходятся между собой: от 15.100+200 до 29.700 ± 800 лет назад». И.Г.Пидопличко определил возраст межиричских жилищ “не свыше 7 тыс. лет и не меньшим 6 тыс. лет”, исходя из данных, полученных “коллагеновым методом определения геологического возраста костей из антропогеновой системы”. “Отходя от нетрадиционных взглядов И.Г.Пидопличко”, З.А.Абрамова берет за основу радиоуглеродные датировки, расположенные в диапазоне от 11 тыс. до 19 тыс. лет назад.

Чтобы читатель получил некоторое представление о чудесах датирования радиоуглеродным методом, приведём только одну констатацию:  «Обнаружение Ирвингом (1973) нижней челюсти подростка среди плейстоценовых животных в Северной Америке поставило учёных перед выбором. С помощью радиоуглеродного анализа древесины, которая была найдена там же, были получены самые разные цифры. Однако исследователи не были уверены –  выбрать ли им возраст около 40 тыс. лет – для оправдания точки зрения геологов, или же около 10 тыс. лет – чтобы удовлетворить археологов, что человек появился в Северной Америке относительно недавно. Остановились на возрасте в 27 тыс. лет. Лабораторные тесты были проведены повторно, но «когда стало ясно, что радиоактивность соответствует периоду примерно в 4 тыс. лет, вычисление было прекращено».

Такова цена рекламируемым заявлениям, что «данные радиоуглеродных анализов являются наиболее объективным критерием» при датировках.

Нужны ещё примеры – других, подобных “, новаторских”, методов?

“Сенсационная находка” была “сделана” в августе 1972 г. «Это был довольно хорошо сохранившийся `обыкновенный человеческий` череп, получивший название KNMER 1470 (Кенийский Национальный музей, Восточный Рудольф, 1470 — номер по каталогу). Там же были найдены и человеческие бедренные кости… При использовании тех же принципов датирования, что применяются к обезьяночеловеку, возраст находки составлял 2,9 млрд. лет». Можно добавить: «…туф KBS, под которым был найден ER 1470, еще в 1969  был датирован Ф.Фитчем и Д.Миллером возрастом 212-230 млн лет», из чего следует, если бы мышление этих прохвостов, протекало в логических формах, что «существо, найденное Ричардом Лики, имело возраст не меньший».

На многослойном памятнике Молодово V на Днестре были получены радиоуглеродные датировки для «мустьерского слоя», «сопоставляемого «с межстадиалом брёруп: > 40 тыс. лет и > 45,6 тыс. лет».

Каким образом могла пройти такая безответственная датировка для этого явно верхнепалеолитического слоя и по каким критериям этот «метод», плодящий подобные «даты», обрёл вдруг статус «научного»?

Одновременно возникает и более важный вопрос: какова может быть реальная датировка мустьерского времени?

Ясно, что ссылка на «радиометрический» «научный метод» при датировании Молодово I и V временем в «42-44 тыс. л.н.» или в «45,6 тыс. лет» всего лишь “пылепускание” в деятельности той группы археологов, что внедрила её в археологическую литературу, и этот самый метод может только основательно компрометироваться, вызывая подозрение, что никакого «метода» тут вообще не было, а была самая элементарная «приписка».

Во-2-х, нужно чётко и определённо сказать: никаких “жилищ из черепов и костей мамонтов” люди (т.н. “неандертальцы”, как и те, кто жил позже их), как это уверяют в “археологической литературе”, никогда не строили, и эта “идея” сотворена либо людьми с нарушениями в разумной сфере и неконтролируемой склонностью фантазировать, либо откровенными фальсификаторами.

Достаточно лишь взглянуть на то, что археологи раскопали в Молодово-1 вначале, и на то, какое “жилище” они сотворили из этой находки:


 Чернышов С.С. История изучения аносовско-мезинских жилых комплексов. (Пидопличко И.Г. Межиричские жилища из костей мамонта. Киев, 1976, Абрамова З.А., Григорьева Г.В., Верхнепалеолитическое поселение Юдиново. СПб. Вып. 3. 1997, с. 45).

А теперь переведём взгляд с “фото 5”на “фото 1” и зададимся вопросом, заключена ли в первоначальной  куче костей та конструкция, что получилась на конечном снимке? Можно ли по тем остаткам воспроизвести то строение, что представлено на “реконструкции”? Читатель может поразмыслить над “реконструкцией” никогда не существовавшей формы бытия в эпоху каменной технологии.

 В связи с этим стоит упомянуть, что в 1914 г. раскопками на аналогичном памятнике – в Гонцах –  занимался археолог Вадим Щербаковский (1876 — 1957) из Полтавы: обнаружив в ходе скрупулёзных раскопок аналогичное «большое скопление костей мамонта, лежащих кругом», он не стал наводить тень на плетень и заявлять, что нашёл “жилище из костей мамонта”, оставленное людьми той эпохи.  В.М.Щербаковский и В.А.Городцов, опубликовавшие план данной находки, не осознав, что они обнаружили остатки культового памятника, полагали, что раскрытое ими скопление костей мамонта служило для прикрытия кучи мусора. Закончив раскопки, Щербаковский накрыл находку деревянным настилом. Датируют  обнаруженное им скопление костей “углеродным методом” в 15 тыс. лет, когда эпоха мустье давно уже миновала. 

Мы же должны тут обратить внимание, что такого рода костный материал (черепа, нижние челюсти, лопатки, тазовые кости, длинные кости ног), который был обнаружен, использовался при отправлении культа в былые эпохи и указывает на то, что здесь было святилище –  место отправления культа.

Фантастический «Дом из костей мамонта» в Музее Естественной истории в Вене (Австрия)  Другие, более древние, памятники в районе Днестра (гроты Стинка, Старые Дуруиторы, Мерсына) относятся к т.н. зубчатому мустье (32-30 тыс. л.н. – по той хронологии, что фигурирует у схоластов), т.е. принадлежат к заключительной фазе мустьерского времени. Техника исполнения указывает наперемещение населения в эти места и дальше на восток из Центральной Европы.  (Текст книги продолжается и желающие могут его приобретать) *****************************************************************

Ну и ещё фрагментик — уже из моего одного замечания насчёт примитивной и анти-научной интерпретации пещерных памятников: Какой предстаёт древнейшая история в «Библии Кафы» и какой она предстаёт в археологических статьях?

Чтобы почувствовать разницу, стоит привести две интерпретации одних и тех же фактов:

1. Те, кто вызубрил фантастическую «Историю первобытного общества», пишут: «В этой… пещере в Ледниковый период находили приют и дикие звери, и тогдашние люди. В ходе исследования пещеры были найдены ок. 40 тыс. различных костей медведя. Поэтому назвали ее «Медвежьей пещерой». Вместе с останками столь многих медведей были найдены редкие кости волков и куниц. В одном из углублений пещеры жили люди Каменного века. Когда большая половина территории Европы оказалась под покровным ледником, и медведи, и волки, и львы… были вынуждены укрыться в пещерах. Отощавшие, подверженные болезням звери погибали в массовом количестве. Так возникло кладбище животных. Иногда находят и скульптурные изображения львов из кости, камня и глины. Люди Каменного века, страшась этих грозных хищников, поклонялись им, чтобы не быть растерзанными на охоте и в схватках в пещерах».

Данная Медвежья пещера в Клетне (Польша) (открыта в 1966 г.)   Теперешний вход в пещеру

2. Теперь Тимур Курт-Доде, автор «Библии Кафы», об этой пещере: «О чём здесь идёт речь, если судить по материалам находок? О том, что нашли пещерный храм, где люди приносили жертвы Идолу плодородия, которого чествовали в облике медведицы — в данном случае (я сужу из региона, где была сделана находка), это божество связывалось с созвездием Большой Медведицы, соответствует греческой Артемиде. Жертвы приносились по случаю календарных праздников. Кости волков говорят, что данные жертвоприношения совершались божеству тёмного времени года, оканчивавшегося с наступлением зимнего солнцеворота. В позднейших изображениях, чтобы читатель понял, Волк держал в руках Крест — символ возрождающегося Солнца и Нового годового круга, который являлся символом рождения Нового года и был «знаком прибавления» солнечного дня (знаком «плюс», использующимся и сейчас в математике) — т.е. «Волк» был как бы Дедом морозом того времени, и действительно потом с модификацией этого символа это божество-покровитель держало на своих плечах маленького мальчика — символ Нового года. 

Позже идеограмма волка была перенесена на собаку и в христинской религии соотнесена со Святым Христофором («Крестоносителем»)

Волки приносились в жертву в одну дату, медведи в другую и т.д. «Молились» эти люди не представленным животным, ибо они их ели, а абстрактному божеству, представляемому ими в облике данных животных. Когда говорят, что «поклонялись медведям», то не понимают, что те люди не были сумасшедшими, чтобы падать ниц перед животными, служившими им всего лишь мясом, съестным ресурсом. Приношением этих жертв люди стремились оказать воздействие на умопостигаемое божество, или персонифицированную этим символом Природу, чтобы то произвело для них побольше животных, чтобы они смогли их снова убивать и снова есть. Другими словами, эти люди как бы занимались фантастической «производственной деятельностью». «Бояться» эти люди животных не могли, ибо они могли уложить любого гиганта и его съесть. Это я говорю вкратце — на самом деле информации здесь много больше и она ещё интереснее. К фантастическим «питекантропам» обнаруженный памятник никак не относится, но принадлежит людям, жившим в эпоху каменной технологии и оставившим в пещерах в вещественной форме своё видение мира и свои культурные достижения». Читатель может сравнить нормальное объяснение материалов находок и те измышления о «питекантропах», которые на протяжении долгого времени культивируются в «археологической» и якобы «исторической» литературе. *****************************************************************

При воспроизведении текста из «Библии Кафы» автор не проверял насколько полностью передан основной текст и что могло выпасть при копировании…

***

Затеял тут один оппонент на одном форуме схоластический спор со мной, и занялся я его “аргументами”, тогда он не выдержал и вырвалось у него уже “правдивое слово”, копирую:»И что вам сдались древние люди…родственника потеряли?
В университете был такой замечательный предмет как, КСЕ (концепции совр. естествознания), на нем подробно рассказывали о несостоятельности теории происхождения человека, но ничего лучше пока нет, так что ее в виде схемы и предлагают……Рассказывают для того, чтобы человек был знаком с доминирующей на данный момент теорией — развить кругозор. Что вы предлагаете? Вернуть божественную теорию или про добрых инопланетян рассказывать?».

***

Кто-то может задаться вопросом: они, эти авторы, состряпавшие учебник «Первобытного общества», сами верят в то что говорят?
Ответы разные:
— Кто как.
— Одни верят !
— Причём в своей вере они точно такие же верующие как и те, что верят, что Бог существует именно в том виде в каком он изображён на иконах.
— Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт ! — Это про них.
— А разве не по «образу и подобию» Своему Господь сотворил Адама? – задаст вопрос кто-нибудь другой.
— Они верят не в Бога, а в пророков его, – издевнётся кто-то ещё.
— «Пророками» же выступает несметное количество всевозможных авторов и сочинителей, клепавших «учебники», «статьи», «монографии» и «диссертации» на эту халтурную тему. И все они кормились с этого.

***

Изображение
«Древние общества в эпоху каменной технологии и начало человека»

Изображение

Изображение

«Питекантроп» после прочтения «Библии Кафы» Тимура Курт-Доде

Изображение
Translate this book into the language of your people!

viewtopic.php?f=23&t=2069

The origin man
and
ancient communities in the epoch of a stone technology

Timur Kurt-Dode

Bible of Black Sea Capha

Ancient communities in the epoch of a stone technology and origin man

Debunking the fictions of the «cave dwellings», «Neanderthals», «hominid,» a fantastic chronology and other tales

1. Release deep into of times and devices about the spelaean dwellings, neanderthal men, h. erektus, h. habilis.

2. Fraudulent chronology and real antiquity of found out monuments

3. Africa could not be a place of occurrence of the people

4. Large European steppe hunting monkey and appearance of man
Europe — cradle of mankind

5. The Black Sea and Crimea at the beginning of a history

6. Spelaean temple of neanderthal man time on Caradag

7. The temples societies and community in times of imaginary Neanderthals

8. Procivilizations of epoch of stone century on Russian plain

9. Throw of the Europeans through the Black sea and basis of an “Dionises empire” — civilization Chatal –Gyuyuc in Small Asia

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s